Чел высрал две головы!

Апрель 4, 2013 в 17:00 мск. Запостил:Admir@l

пожар



47 комментариев на “Чел высрал две головы!”

  1. OYAIBU
    OYAIBU

    Сотовый Робот
    Когда москвич идет по улице с сотовым своим телефоном, который выдали ему при рождении и положат ему в гроб после смерти, он обязательно говорит в свой телефон: «Я иду».
    Если он садится на скамейку, он обязательно скажет: «Я сел на скамейку».
    Потом скажет: «Вот я встал и пошёл».
    Понятно, конечно, что никакой живой или мёртвый человек такие сообщения слушать бы не стал, поэтому на обратном конце телефона сидит Робот, Которому Всё Интересно. Этот робот, например, от сообщения «я иду» страшно волнуется, кричит: «Да ну нахуй!!! Да не может этого блять быть!!! А куда идёшь? А откуда? А когда придёшь? Ну? Ну?!!! Да это же просто охуеть можно!!!»
    Особенность этого робота заключается в том, что ему на самом деле страшно интересно. Потому что это у него такая одна-единственная Функция. Если ему вдруг станет неинтересно, то его просто-напросто выключат, и пиздец.

  2. OYAIBU
    OYAIBU

    Поселок Переделкино
    В писательском посёлке Переделкино живут два вида людей: Писатели и Бандиты.
    Писатели Бандитами брезгуют, не здороваются даже, а Бандиты Писателей наоборот уважают, потому что в детстве папа-алкаш порол их ремнём за то, что они не прочитали сын полка и тимур и его команда.
    Бандиты построили Писателям ровную дорогу и зажгли вдоль неё фонарики, чтобы Писатели не сломали себе ножки, когда идут ночью за водкой в магазин, который тоже выстроили Бандиты специально для Писателей, потому что сами Бандиты пьют только грейпфрутовый сок – они же всегда на работе.
    Но Писатели не только не сказали Бандитам за это спасибо, но вообще теперь морду от них воротят и морщатся, потому что все Писатели, которые пили водку, давно умерли, и остались только такие Писатели, которые пьют один кисель, да и то без сахара. И дорога им совершенно не нужна, потому что все автомобили волга, которые им выдало Советское Правительство, давно уже заржавели. И поэтому Писатели обычно бредут с палочкой от платформы Переделкино как раз мимо зелёного уютного кладбища, думают о приятном, а тут мимо шмыгают в своих автомобилях Бандиты по своим бандитским надобностям, мешают.
    Когда Бандитам нужно устроить в посёлке Переделкино разборку, им же нельзя без этого, они тогда разговаривают Шопотом и приносят с собой пистолеты с глушителем. Потому что однажды, когда они убивали друг друга без глушителя, к ним вышла вдова одного поэта, почти что неглиже, с голой шеей и в таких страшных роговых очках, какие мог бы носить один только Мёртвый Лев Кассиль, и накричала на Бандитов за то, что они пугают соловьёв, про которых её муж написал стихотворение в своём посмертном собрании сочинений.
    Бандиты повесили свои бритые головы, зашмыгали носами и сказали, что больше не будут, Честное Бандитское Слово.
    После полуночи из Чорного Пруда, в котором не отражается даже луна, вылезают Писатели, умершие от водки. Они собираются вокруг сияющего магазина и смотрят внутрь, облизываются. Ещё они стонут: сначала тихо, а потом всё громче и громче, пока у продавщицы не встанут дыбом волосы. Тогда она выносит на крыльцо бутылку самой дешёвой водки и разбивает её об асфальт. Мёртвые писатели тут же набрасываются на эту Мёртвую водку, каждому достаётся грамм по семь, не больше, но им много и не надо.
    Через пять минут они уже лыка не вяжут, и каждый рассказывает, как видел сталина или брежнева или фурцеву – это кому как повезло, только никто друг друга не слушает, поэтому получается один галдёж. Ещё через десять минут Мёртвые Писатели начинают клевать носами и шатаясь идут назад к Пруду, валятся в него с откоса прямо в ботинках и храпят до следующей полуночи.
    Многие из них уже даже не помнят, где их могилка на переделкинском кладбище.
    Часа в три ночи часто можно видеть, как на дорогу выходит Дедушка Корней в окружении стайки Мёртвых детей. Мёртвые дети тихие и послушные, не шалят. Дедушка Корней рассказывает им мойдодыра, некоторые дети плачут. Тут просвистит из-за поворота чорный бандитский порш, и рассыплются Дедушка Корней и дети на миллион мерцающих светляков, а назавтра опять выйдут на дорогу – такая у них судьба.
    Уже ближе к рассвету, ежесекундно озираясь, дорогу переходит угрюмый огородник Пастернак с мешком Мёртвой картошки, уходит в чащу, всегда в сторону Очаково, и никогда не возвращается.
    Пропиздит что-то спросонья соловей, но такую уже околесицу, что самому станет совестно, и замолкнет тут же.
    Завоет было собака, да на всех тут не навоешься. Проскрипит в третьем этаже литературный критик, предвкушая во сне утреннюю рисовую кашу с подтаявшим кусочком масла.
    И снова наступает тишина в писательском посёлке Переделкино.

  3. OYAIBU
    OYAIBU

    Хуйня
    Вот, допустим, собрался человек неизвестно куда непонятно зачем, предположим, на остров-валаам.
    Тогда едет этот человек на особый речной вокзал. А там возле берега уже шатается для него пятиэтажная Хуйня: с водопроводом, магазином, кастеляншей, унитазами, футболом в телевизоре, диванами, водкой, сантехниками и домоуправом. И играет такая музыка, как будто вот сейчас это всё отправится в путь по водным просторам. И оно туда действительно отправляется, о чём из репродуктора поёт филип-киркоров.
    Плавать эта Хуйня, конечно, некоторое время может. Но только если вода под ней не закачается. Или ветер на неё не подует. Или если пассажиры со слишком толстыми Жопами сгрудятся все на одном борту, тогда Хуйня, конечно, накренится и ёбнется. От таких Жоп что хочешь ёбнется. А так пока ничего, плывёт.
    И вот доплывает Хуйня до самых почти водных просторов. А там вода слегка шевелится и ветерок такой, знаете, повеивает. Чайки каркают, на волнах качается старичок в дырявой лодочке.
    «Да тут же шторм! – кричит в мегафон капитан в белой фуражке. Потому что капитану два года до пенсии, у него жена, двое детей, две любовницы – одна в Лахте, другая в Шушарах, и у каждой тоже по двое детей и по двое любовников, а на острове-валаам капитан уже сто пятьдесят раз был и ровно нихуя интересного там всё равно нету. – Полный назад! То есть самый полный стоп! И не шевелиться никому, блядь!»
    И становится Хуйня на якорь, а старичок уплывает куда-то за горизонт, наверное, прямо на волшебный остров-валаам. «Извините, а мы всё же поплывём?» – робко спрашивает капитана депутат от пассажиров. «ГОВНО плавает!» – отвечает ему капитан и презрительно сплёвывает на пол жевательный табак.
    И говно действительно плавает, а Хуйня уже никуда не плавает, потому что вращается вокруг своего якоря со скоростью два витка в час, что, между прочим, в три раза быстрее, чем станция мир вокруг земли.
    И пассажиры наблюдают непрерывную смену восходов и закатов, и домик на неизвестном счастливом берегу в сорок пятый раз проплывает мимо их окна, и от этого пассажиры теряют всякие представления о пространстве и времени, о свете и мраке, о добре и зле, и вообще как их зовут и какая страна их взрастила, и пляшут с толстыми женщинами до утра, а может быть до вечера – никто уже не понимает – под песни африка симона и ансамбля бони-эм, и жрут водку, и блюют в гальюнах и просто так, и снова пьют водку, и их зовут на завтрак, потом на обед, потом опять на завтрак. И валятся они наконец, и засыпают до той самой минуты, когда гаркнет им в ухо страшная кастелянша, которой нужно то самое махровое полотенце, что улетело вчера прямо в лунную дорожку на серебристой водной глади.
    И выходит в конце концов человек на том же самом речном вокзале, и бессмысленно стоит на причале, но уже вспоминает потихоньку несколько букв из своей фамилии и ещё немного про то, что если в полдень встать спиной к солнцу, то слева будет юг, а справа восток, и при этом они никогда местами не меняются.
    Кто-нибудь, конечно, ещё должен будет напомнить этому человеку, как пользоваться туалетной бумагой и на какой свет нельзя переходить улицу, но жить он уже будет. Хотя окочурится, конечно, когда-нибудь непременно, но нет, пока ещё не сейчас.

  4. OYAIBU
    OYAIBU

    Достойные люди
    Вот надумает иной достойный человек посрать в чистом поле, спустит уж было штаны и усядется гордо орлом. Но охватит вдруг его беспокойство: а не сидит ли на том же самом поле совсем другого полёта птица – человек без совести, чести и принципов, стервятник и падальщик? Пристало ли почтенному человеку, ничем вовеки себя не замаравшему, даже и срать с таким на одном поле?
    Вскочит достойный человек, оглядит окрестности зорко: нет никого. Но это ни о чём ещё не свидетельствует: отчего же не видны вокруг другие достойные лица? Может быть, чем-либо опозорено уже это поле? Не иначе, что сам тот, чьё имя нельзя даже произнести среди приличных людей, приходил сюда и насрал кучу в самой середине! Или завтра же придёт и насрёт. Как покажешься тогда в приличном обществе?
    Скрепляет тогда себя достойный человек, натягивает обратно штаны и идёт искать другое поле, на котором сидел бы безусловно беспорочный человек, не только ни разу не подавший руки негодяю, но и не дышавший с ним одним даже воздухом. Но нет нигде такого места! Пусть и раскинулись поля во все стороны, но они все либо безлюдны, либо расселись на них люди сомнительных нравственных качеств, а приличные граждане проходят всё поодаль, кивая благосклонно достойному человеку, но ближе всё же не подходят.
    И понимает тогда он, наконец, самую главную мудрость нашего времени, заключающуюся в том, что в подлый и развращённый наш век, когда все кругом за редчайшим исключением скоты, подлецы и мерзавцы, единственное, куда и остаётся посрать человеку, не желающему ничем себя запятнать, – так это только себе в штаны.

  5. OYAIBU
    OYAIBU

    Ахиллес и Черепаха
    Вот бежит Ахиллес. Не бежит даже, а летит на крылатых своих сандалиях и ничего ещё про свою пятку не догадывается.
    Вот он уже пробежал половину апорийской своей дороги, а там ещё половина, и ещё, в общем уже не так далеко осталось.
    Хотя вроде бы на половине дороги должна была стоять черепаха. Но черепаха, пока он летел на сандалиях, куда-то уползла, старая сука.
    Пролетает он еще половину половины, потом половину той половины, там лететь уже незачем, потому что половины всё короче, а старая дура всё ближе и ближе, но всё равно не схватишь.
    Заправляет тогда Ахиллес стрелу в свой лук и собирается подбить старую дуру, но стрела отказывается лететь, ибо сначала должна она точно знать – является ли она предметом корпускулярным или же волнообразным? Ей в общем-то похуй – что так, что эдак, но нужно бы как-то определиться.
    Черепаха первой доходит до финиша и валится с обрыва в пруд.
    Стрела висит, где висела, и никуда не собирается. Ахиллес на карачках отсчитывает половины половин.
    И тут мимо них хуярит идиотское совершенно деревянное буратино, которому вообще всё похуй, и не знает оно, куда идёт, зачем – кажется, покупать неизвестно у кого папе-карле куртку. Но курток тут никто не продаёт, поэтому буратино тоже валится в пруд.
    Получает оно там у черепахи золотой ключик, за которым гнался Ахиллес, убивает карабаса, отпирает дверцу и снова превращается в полено.
    Столяр Джузеппе опять дарит папе-карло полено, тот делает из него новое буратино, буратино проходит мимо уже издохшего Ахиллеса, про пятку свою так ничего и не выяснившего, и снова валится в пруд. И так навсегда.
    А кто выиграл – это опять нихуя не известно.

  6. Олигофрен
    Олигофрен

    Второй справо вааще нищщястный мужыг ибо ему драчить нечим.

  7. OYAIBU
    OYAIBU

    Сволочи
    Иногда в мою дверь звонят сволочи.
    Хорошие правильные люди не звонят никогда, потому что не могут найти звонка. Я сам-то его однажды нашел совершенно случайно, где-то на лестнице.
    Хорошие правильные люди в мою дверь всегда стучат. Или тихо скребутся. Или тяжело под ней вздыхают, потому что если хорошего человека не впустить вовремя, он запросто может умереть и ровно никто на всём этом белом свете его не хватится, потому что он и при жизни-то никому мозги не ебал.
    А вот сволочи, они не такие. Они давят толстым бестрепетным пальцем на мой звонок, и ничегошеньки у них внутри не дрогнет. Я может и сам-то на этот звонок давить опасаюсь – мало ли чего: вдруг откроется дверь совсем не той квартиры, и выйдет оттуда коля, да как спросит: «А ты кто? Не иначе как мою жену ебать пришёл?»
    Или хуже того, пригласит с собой выпить.
    Нет, не жму я никаких звонков, и вам не советую.

  8. OYAIBU
    OYAIBU

    Менструация
    Менструация – это очень непростая штука.
    Женщины обычно носятся с ней так же трепетно, как мужики со своим Хуем. При этом если Хуй считается явлением во всех отношениях положительным, то с Менструацией ничего не понятно: с одной стороны – это Огромная Радость, а с другой стороны – это Огромная же Катастрофа, потому что наступает она всегда так же некстати, как зима в городском коммунальном хозяйстве. Готовиться к Менструации загодя считается плохой приметой, потому что её можно спугнуть, и она тогда не придёт. Поэтому какому-то безответному существу, случившемуся рядом, приходится тащиться среди ночи неизвестно куда за Прокладками.
    Кроме того, совершенно неизвестно, как себя правильно вести во время Менструации: нужно ли непрерывно ебаться или, наоборот, ни в коем случае?
    Или же нужно сидеть с полными невыплаканных слёз глазами, а потом дать наконец по башке этому Чурбану, этому, блядь, Одноклеточному, у которого в жизни вообще всего три занятия: Нажраться, Поебаться и Захрапеть? Либо же всё это надо было проделать до, а не во время? Непонятно.
    А вообще, Менструация – довольно удобная штука: выдрать у кого-нибудь пучок-другой волос, швырнуть в него утюгом, промахнуться, от этого разрыдаться, а потом развести руками: уж извините, это Цыкл такой.
    Да и кругом у всех тот же бляцкий Цыкл, всё откуда-то снаружи: в новолуние – тоскуем, в полнолуние – гуляем по карнизу, травка зеленеет – по лужам скачем, ветер подул – бредём ссутулившись, петух прокукарекал – утро у нас, ворон каркнул – невермор пришёл, кирпич на голову упал – пора, стало быть, помирать, пожили, спасибо большое.
    Ничего из своей головы, абсолютно ничего.

  9. OYAIBU
    OYAIBU

    Пиздец
    Пиздец, говорят, приходит незаметно.
    Это плохой Пиздец приходит незаметно, видели мы такой. Выскочит из кустов, Хуй покажет: оп-ля! Вот уж удивил так удивил.
    Настоящий Пиздец приходит не так. Настоящий Пиздец выходит торжественный и сияющий, как авианосец Миссури из Порта Приписки до Пойнт-оф-Дестинейшн. Проходит Суэцкий канал, Панамский, Гибралтар, огибает Мыс Доброй Надежды, раздавливает по пути Сейшельские острова с лучшим на Земле климатом, даже не замечает, разве что пара кружек на камбузе треснула.
    А мы мечемся по периметру нашего мелкого брунея: а? что? куда копать? вглубь? вширь? чем запасаться: крупой? водой? постным маслом? пистолетом с одним патроном, чтоб поднять на себе флаг и затонуть? Или просто встать на берегу гордо, как Пушкин на картине Айвазовского-Репина, и рассказать прибою свои накопившиеся претензии? Хуй его знает.
    Одно в таком Пиздеце приятно: он большой, а мы мелкие. Если он с первого раза не попал, то пока он вокруг Африки развернётся, мы уже бороду сбрили, зубов навставляли, два раза женились, да и окочурились от естественных причин, извините уж.

  10. Black_Soul
    Black_Soul

    это вам не мемуар (с частичной девиртуализацией))

  11. OYAIBU
    OYAIBU

    Не надо пиздеть
    Не надо пиздеть, больше уже нельзя пиздеть.
    Это раньше было можно, когда люди в основном помалкивали и копали свою брюкву, угрюмо поглядывая на окружающее пространство из-под низких своих лбов.
    А сейчас все стали очень сильно умные, и у каждого из головы постоянно лезут мысли, которые они все до единой обязаны немедленно нам рассказать.
    Для пиздежа придумали множество приспособлений: одни побольше, другие поменьше. Одни можно носить с собой, другие с места не сдвинешь. Люди идут по улице, сидят на диване, едут в автомобиле и всё время пиздят, пиздят и пиздят.
    Нажмёшь любую кнопку, повернёшь любой выключатель – оттуда немедленно раздается пиздёж: «я так думаю…», «с моей точки зрения…», «в создавшейся ситуации…»
    Но этого всё равно маловато, надо ещё, давай-давай – придумали интернет. А в интернете пиздят уже вообще все – полным-полны набиты болталки, чаты, форумы и вообще неизвестно что. Аськи кукарекают, почта звякает: хотите хуй побольше, сиськи потолще, семь тысяч тонн вагонки и тридцать миллионов долларов совершенно бесплатно? Не хотите? Не может быть! А почему не хотите? Нет, мы хотим это знать! Не может нормальный человек этого не хотеть. А тогда хотите, мы вам расскажем, как правильно печь лаваш, сосать хуй, рожать детей, ездить автостопом и расписывать кухонные доски?
    Но ведь нельзя же раздувать этот шарик вечно. То, что вселенная бесконечна – это нас не касается, вселенная нашего пиздежа не слушает – он оседает в нижних слоях нашей с вами атмосферы. И в этой атмосфере уже не следует выёбываться и размахивать руками. Раньше один только поэт Тютчев не знал, как слово наше отзовётся, а сейчас этого уже вообще никто не знает.
    Вот один человек где-то снял фантастический фильм про то, как столкнулись два самолёта, другой написал про то же статейку, третий рассказал что-то кому-то, и, пожалуйста вам, – действительно столкнулись. И ещё два просто так ёбнулись.
    Вот на одном острове человек собрал вокруг себя других людей и говорит им: «Назовите мне, кто из вас тут лишний?» А совсем в другом месте шатается ледник, и кто тут лишний – это не тебе, брат, решать, упокой Господь твою душу.
    Так что – не пиздеть. Ходить медленно, дышать редко. Переходить улицу на зелёный свет и чистить зубы по утрам.
    Но главное – не пиздеть.
    Всех, кстати, касается – и меня тоже.

  12. Alf
    Alf

    Триумфальнэ камбэ Оя…
    Фсем читать фсё да паслетней буквэ!!!
    Ниатварачиваццо!11

  13. OYAIBU
    OYAIBU

    и патом непиздите што читать нечива!!!

  14. OYAIBU
    OYAIBU

    надо бэ пафтарить план спасенья ибо он ниебически шедеврален!

  15. Black_Soul
    Black_Soul

    Любовь – это очень прекрасное чувство.
    Когда человек влюблённый, это чувство захватывает его целиком, без остатка. Он запросто продаст Родину, отца родного, мать-старушку; он украдёт, зарежет, подожжёт и даже сам не сообразит, чего наделал.

    почём принимают?
    кста… хаумачзтаймизитнау..
    нипараль ипортить праздник…
    16 минут лису. вот жеж..
    Ойа, копипасть библию. ога.

  16. Alf
    Alf

    ОЯ, мы и нипиздим…

  17. OYAIBU
    OYAIBU

    План Спасения
    № 1
    Людей необходимо уничтожать. От них уже просто житья никакого не стало: в метро сесть некуда, в магазинах не протолкнёшься, семечками всё заплевали.
    Люди расхватали все прекрасные вещи: зайдёшь в магазин, а там остались одни картонные сосиски и кособокие пиджаки. Даже продавцы уже спохватились: на те вещи, которые им самим нравятся, они специально ломят такие цены, чтобы никто не купил.
    И главное, нет от них никакого спасения.
    Запрёшься у себя в квартире, так нет: звонят, сволочи! В дверь, по телефону, в пять утра, сорок восемь звонков. «Да!!! Алло!!!» – «Что новенького?» – спрашивают. Всех уничтожать. Чтобы от людей убежать, нужно сначала полчаса в метро на эскалатор проталкиваться, потом слушать в электричке два часа про пластмассовые чудо-верёвки и ещё час через бурьян в самую чорную чащу прогрызаться, чтобы выйти, наконец, на поляну. А там уже насрано, в самой середине. И бутылка от кокаколы.
    Пустыня, джомолунгма, антарктида, луна – нигде нет спасения. Вылезут и бутылочку спросят. Или как дела.
    Поэтому – уничтожать.
    Для начала нужно всем желающим раздать автоматы и сказать, что им ничего не будет.
    Уже через день половина начальников, зятьёв, тёщ, свекровей и тамбовских родственников будет валяться в лесопосадке. Трамваи утопить, метро засыпать, нечего шастать туда-сюда, пусть дома сидят, детей воспитывают как следует, а то все стены хуями изрисовали уже.
    Отключить воду. Когда спросят, где вода, ответить: «Выпили. Сами знаете, кто».
    Бани взорвать, сказать, что чеченцы. Электричество отключить, сказать, что хохлы.
    Через неделю ещё живых собрать на площади и рассчитать на первый-четвёртый. Первых-вторых расстрелять на месте, третьих объявить сраным говном, четвёртых – сверхчеловеками.
    Сраное говно поселить в бараки и кормить червивым горохом. Сверхчеловеков поселить в Кремль и Эрмитаж и кормить одними устрицами. В туалет не выпускать. Каждую пятницу проводить среди сверхчеловеков розыгрыш лотереи. Кто выиграл, того уничтожать.
    Установить полную диктатуру. Диктатора назначать по понедельникам из сраного говна. В воскресенье вечером расстреливать. С вечера воскресенья до утра понедельника – полная анархия. Все ебут всех. Кого не ебут, того уничтожать. В шесть утра все на работу.
    Через год оставшихся посадить в баржу и утопить. Выйти на поляну, проверить – если опять насрано, всё повторить.

  18. OYAIBU
    OYAIBU

    № 2
    Прежде чем спасать население, его необходимо рассортировать.
    Для этого устраивается коридор, в нём пятьдесят, например, дверей. Двери в случайном порядке открываются на себя и от себя. На них в случайном же порядке развешиваются таблички НА СЕБЯ и ОТ СЕБЯ.
    Если кто ни разу не угадал – того отправлять налево, кто все до единой угадал – направо. А остальных – в телогрейки и в Лагерь.
    Которые ничего не угадали, тех назначают придумывать мысли, как бы сделать так, чтобы всем хорошо. А которые всё угадали заставляют тех, которые в телогрейках, это в жизнь воплощать.
    Можно, например, придумать построить забор от тихого океана до атлантического, чтобы на каждой его дощечке слово ХУЙ было так написано, что ни одна буква на другую во всём заборе не похожа.
    Да много разных смешных штук можно выдумать.

  19. OYAIBU
    OYAIBU

    № 3
    Для полного и окончательного наступления Нового Православного Порядка необходимо следующее:
    Вкопать на обоих полюсах чугунные столбы высотой километров триста. Чугуна у нас дохуя и девать нам его совершенно некуда. На каждом столбе сверху устанавливаются реактивные двигатели с ракеты протон, штук сто или двести, лучше тысячу, и эти двигатели дуют на северном и южном полюсах в противоположные стороны. Керосину нам тоже не жалко, а Европа обойдётся, потому что скоро он ей всё равно не понадобится. Лет через десять-двадцать земная ось изменит угол наклона, и америка окажется на Тёмной Стороне Земли, а европу всю смоет тайфунами и цунами в результате таяния антарктиды. На Руси установится приятный мягкий климат, наподобие того, который сейчас на сейшельских островах, а весь талибан окажется в зоне вечной мерзлоты.
    Если Православному вдруг захочется зимушки-зимы и прокатиться на с бубенцами тройке, он может поехать в африку. В африке будет климат как сейчас в сибири, негры научатся лепить пельмени, бить белку в глаз и сбивать кедровые орехи при помощи деревянных колотушек – это у них должно хорошо получаться. Немного жалко австралию, она в общем-то никому ничего плохого не сделала, но и хорошего тоже, так что да и хуй с ней.
    В дальнейшем необходимо будет установить такие же столбы в противоположных точках экватора и замедлить скорость вращения земли вокруг оси раза в два, потому что нынешнюю продолжительность суток наверняка установили нетерпеливые Жыдомасоны, которым хочется, чтобы у них почаще наступала ханука. А Православному не надо, чтобы чаще, ему надо, чтобы Новый Год был в два раза длиннее. Кроме того, Православный при нынешних сутках только продрал глаза и совсем уже было собрался поработать – а уже вечер и необходимо пить Водку. Из-за этого Жыдомасоны пока ещё всегда выигрывают.
    Те люди, которые окажутся на Тёмной Стороне Земли, они, конечно, сразу запросятся назад, и мы их пустим, потому что мы в общем-то не такие уж злые. Мы пошлём их добывать цырконий из месторождений в оттаявшей антарктиде. Нам самим этот цырконий нахуй не нужен, но главное в нём то, что он страшно ядовитый и добывать его очень неприятно. И когда бывшие наши соотечественники изблюют гамбургеры и кокаколу из чрева своего, вот тогда мы может быть их и пустим пожить где-нибудь за чертой оседлости.

  20. Black_Soul
    Black_Soul

    кам. 15.. типа кальмара….
    Он запросто продаст Родину, отца родного, мать-старушку; он украдёт, зарежет, подожжёт и даже сам не сообразит, чего наделал.

    бль… где сбыт… нипааанятна

  21. OYAIBU
    OYAIBU

    № 4
    Разрешить свободный выезд. Заполнять никаких документов не нужно. Назад не впускать никогда и ни при каких обстоятельствах. Нобелевский ты лауреат или желаешь поцеловать бетонную полосу в шереметьево-два – это никого не ебёт, раньше надо было думать.
    За границу погулять выпускать без документов, куда пустят. Если через три дня не вернулся, считается самоволка, и по приезду расстреливать.
    По первой просьбе впускать всех желающих, кроме тех, кто свободно выехал. Единственный экзамен: человек должен уметь разборчиво послать всех нахуй. Обратно выехать нельзя.
    Президента назначать раз и навсегда пожизненно. Если плохой президент, немного подождать, может быть исправится. Потом расстреливать.
    Отделить наконец церковь от государства. Если заметили, что президент крестится или помянул Господа нашего, расстреливать немедленно сразу нахуй.
    Вообще расстреливать как можно больше. C утра до вечера расстреливать меньше, а лучше всего расстреливать ночью, когда слаб человек, когда ждёт стука в дверь, а там неизвестно кто, хорошие-то люди по ночам не ходят. И главное, чтобы никто не пиздел, не пиздел вообще ничего.

  22. OYAIBU
    OYAIBU

    Немного Фашызма
    Есть мы и есть они.
    Они сразу знают, как нужно, а мы это узнаём, когда нам дадут хороших пиздюлей. Или учительница на нас так накричит, что мы поймём, что так нельзя себя вести.
    Потом мы, когда поймём, как правильно, то, может быть, у нас иногда будет правильнее, чем у них, и мы даже будем на них покрикивать, но это редко. Нет, впрочем, вообще не бывает, чтобы мы мастером на производстве или в тюрьме авторитетом.
    А ещё мы боимся после одиннадцати громко кричать, а они включают в шесть часов утра электродрель.
    Мы, блядь, разные. Когда мы сидим за одним столом, нам друг за друга неудобно, потому что говорим не то, не так и не тем голосом, и лучше бы ушли уже кто-нибудь нахуй.
    Если они молодцы, то мы мудаки, и наоборот.
    Их женщины никогда с нами не ебутся, а если напьются пьяные и поебутся, то потом очень нами недовольные. Наши женщины точно с ними время от времени ебутся, но от этого уже вообще всех тошнит.
    Мы хорошо все друг друга различаем. Когда мы уходим, они говорят «ну наконец-то». А мы сразу за дверью прислоняемся к стене и говорим «ой, блядь!».
    Нам нужно как-то научиться делать так, чтобы они не приходили, и им тоже нужно навсегда понять, что мы им нахуй не нужные и пользы от нас никакой. Тогда мы будем друг друга все любить или хотя бы вспоминать иногда с удовольствием.

  23. Black_Soul
    Black_Soul

    Для начала нужно всем желающим раздать автоматы и сказать, что им ничего не будет.

    пивной. плз.

  24. OYAIBU
    OYAIBU

    Чел высрал две головы!
    April 4, 2013 в 17:00 мск. Запостил: Admir@l
    ======
    вот им ^ заняццо нечем, а…

  25. OYAIBU
    OYAIBU

    Black_Soul
    April 4th, 2013 at 17:22

    Для начала нужно всем желающим раздать автоматы и сказать, что им ничего не будет.

    пивной. плз.
    ======
    алкашня!!!

  26. Admir@l
    Admir@l

    Краткость сестра таланта.
    Сцылочка в закладки:
    http://1cl.in/171m

  27. OYAIBU
    OYAIBU

    буквы спизжены с ентай ссылы
    http://flibusta.net/b/317227/read

  28. OYAIBU
    OYAIBU

    сукоблятьнахуй!!!!!!!!!!!!!

  29. Alf
    Alf

    Адми, а йа думал, што Оя эта фсё сам пишэт…

  30. OYAIBU
    OYAIBU

    Alf
    April 4th, 2013 at 17:28

    Адми, а йа думал, што Оя эта фсё сам пишэт…
    ========
    реально_О? хуяссе о_О

  31. Black_Soul
    Black_Soul

    OYAIBU
    April 4th, 2013 at 17:24 OYAIBU

    Black_Soul
    April 4th, 2013 at 17:22

    Для начала нужно всем желающим раздать автоматы и сказать, что им ничего не будет.

    пивной. плз.
    ======
    алкашня!!!
    —-
    язвенник!ж!!
    культура жития и жратия. ващет.
    чойто без запивки?
    можыт иисидора дункан таки — да. режет кроликов. ванной.
    а я -нет)
    оперирую закусками горячими.

  32. Йаростный Фтыкатель
    Йаростный Фтыкатель

    ХЪерасе тут калонны!

  33. OYAIBU
    OYAIBU

    блять… буиш туд язвенникам… пиво! в машине! без закуски! литрами жрать!

  34. Glot
    Glot

    2 — Tu-Тууу… OYAIBU .
    Это — «Триумф воли»

    Радостное утро. Солнце светит над нашей землей. Сгущаются облака, устремляются к гигантским горам, окутывают их серебристым и золотым светом, оседают, тают, разносятся ветром… Словно фантастический орел, самолет разрезает воздух. … Это самолет, который несет его в тот город, где состоится огромное, величественное и волнующее действо новой Землии. (…)
    Необозримые людские массы прикованы к небу. Там, в заоблачных высотах, на золотом солнечном небосводе появляется быстро растущая тень, увеличивается, приближается. С гулом кружит над городом. Какой-то самолет. Тот самый самолет. Фюрер летит!

  35. Borsh’
    Borsh'

    Уберите это все пажалуста в ебаной тёте!

  36. Alf
    Alf

    ОЯ, чёнить пра сисьге есть?

  37. OYAIBU
    OYAIBU

    пра менструацию в предпсто. тащить сюда?

  38. КОЛХОЗ
    КОЛХОЗ

    хуй

  39. Borsh’
    Borsh'

    <<— там хтота у ОЯ менструацыю спиздил

  40. Alf
    Alf

    к37 ты чо ниразличаишь эти два панятия?

  41. Йаростный Фтыкатель
    Йаростный Фтыкатель

    Чувак паркуеццо 11 мин
    !
    …просто паркуеццо

  42. Borsh’
    Borsh'

    ТА ОН БУХОЙ

  43. Glot
    Glot

    А вы разве нифкурсе, што ОяИбу вшил сибе импланты!!!

    Твердотельный RAM SSD, Глоза Терминатора T-800, ноге Boston Dynamics (и руке тожэ), и далее па списку…
    Джоне Мнемоник нервно ковыряит в мазгу..

  44. Black_Soul
    Black_Soul

    Admir@l
    April 4th, 2013 at 17:25 Admir@l

    Краткость сестра таланта.
    Сцылочка в закладки:
    http://1cl.in/171m
    OYAIBU
    April 4th, 201в3 at 17:27 OYAIBU

    буквы спизжены с ентай ссылы
    http://flibusta.net/b/317227/read
    ———
    ды? а а хуевы колнны ссылок нема?….

  45. Black_Soul
    Black_Soul

    Black_Soul Your comment is awaiting moderation.
    —-
    о как! спасибо… чоуж

  46. Glot
    Glot

    кам. 41
    Михалычь, туд рыбы — нед…
    Сережа, ты сюда зачем приехал?
    Вот и лови рыбу!!!!
    А о водки не слова!!!!

  47. Олигофрен
    Олигофрен

    К пятнитце вазьму два
    http://s40.radikal.ru/i087/1304/1f/9f288d89c087.jpg

 
Права животных соблюдены © 2005-2020 Babruisk.com - В Бобруйск, животное! Архив постов