Этот неловкий момент

Сентябрь 3, 2012 в 20:17 мск. Запостил:Admir@l



76 комментариев на “Этот неловкий момент”

  1. Borsh’
    Borsh'

    Ну и как тут ниматюкаца?, Ойа ответь

  2. OYAIBU
    OYAIBU

    Как-как… Дать бумагу! Патамушта кончелась, а пака заканчеваетсо фтарой рулон, пайти набирать ванну. Спокойно.

  3. Диментий Александрович Увкактов-Нутычоблин
    Диментий Александрович Увкактов-Нутычоблин

    Хто прачол ОЯ стишок,
    тот астался без кишок!

  4. Диментий Александрович Увкактов-Нутычоблин
    Диментий Александрович Увкактов-Нутычоблин

    Культуру в массы! —
    Нас четают пидарасы!

  5. Admir@l
    Admir@l

    Нагнулся за ключём

  6. OYAIBU
    OYAIBU

    Йаростный
    Фтыкатель Says:
    September 3rd, 2012
    at 20:25
    На гоните на ОЯ, у
    нас тут мля +6 с
    аццким ветром и
    дожжём нах, пипец
    ващще. Не
    подрочиш ужэ на
    улке – палка
    окоченеет, народ
    ужэ пидарки по
    самые ушы утром
    натягиват. Видима,
    фся эта херъ
    нанесла моему
    земляку
    психологическую
    травму
    =======
    Так случайно я узнал температуру воздуха в Екб 😆

  7. Йаростный Фтыкатель
    Йаростный Фтыкатель

    Не «Мам, дай бумагу», а «Ну нахрен этот анальный секс!»

  8. Йаростный Фтыкатель
    Йаростный Фтыкатель

    > Так случайно я узнал температуру воздуха в Екб
    Щяс ужэ плюс 7, бугога! )))

  9. Admir@l
    Admir@l

    Атлична!
    Албанске в масы!
    http://dumskaya.net/pics/bpicturepicture_3423262847613_85044.jpg

  10. Alf
    Alf

    Адми, эта паходу имелась введу подс. масло ))) Риклама аднака….

  11. OYAIBU
    OYAIBU

    Йарасный, да это ужэ неважно кагда два дня на улетсэ атработал. Нижалуюсь

  12. Йаростный Фтыкатель
    Йаростный Фтыкатель

    Атлична!
    Албанске в масы!
    http://dumskaya.net/pics/bpicturepicture_3423262847613_85044.jpg
    ================
    Мляяя, во облом так слажать!

  13. Admir@l
    Admir@l

    Алейна?
    Класна же)))

  14. Alf
    Alf

    Па крео — гавнарожа далжна быть тока такой и пезденц!!!

  15. AlLen
    AlLen

    костусев тоже неибацца культурный чуваг?

  16. OYAIBU
    OYAIBU

    Да чо вы гоните? Фсьо па фэншуйнай мове)))))

  17. Йаростный Фтыкатель
    Йаростный Фтыкатель

    Йарасный, да это ужэ неважно кагда два дня на улетсэ атработал. Нижалуюсь
    =========
    Херасе ф такую погодо на улитсэ работац! ((((

  18. AlLen
    AlLen

    оя — давай ка нахуй шоб ни затевать дискуссию культура это прасранство с матом или без, вазьми пушкена, баркова читани! И скажи потом что эти два чилавека с отрубями в головах!

  19. AlLen
    AlLen

    и не перечь!

  20. Black_Soul
    Black_Soul

    на репродукции
    — «Аптырь-Дорочился»
    September 3, 2012, Жъфтн
    или
    — «Мой сын убился апстену» September 3, 2012, Мать.
    ?

  21. Black_Soul
    Black_Soul

    на репродукции
    — «Аптырь-Додрочился»
    September 3, 2012, Жъфтн
    или
    — «Мой сын убился апстену»
    September 3, 2012, Мать.
    ??????????????

  22. AlLen
    AlLen

    к 13 — аллеяна, в честьна, одессына!

  23. Alf
    Alf

    Пизда — создание природы,
    она же символ бытия…
    Из неё лезут все народы,
    как будто пчёлы из улья…

  24. Йаростный Фтыкатель
    Йаростный Фтыкатель

    Alf, это из позднево Джыгурды отрывог? 😀

  25. OYAIBU
    OYAIBU

    А где их взять? Вы непацкажите как пройти в библиотеку?(с)

  26. AlLen
    AlLen

    альф — тебя признают глашатаем ражденья нацый скрозь пизду — ты буревестник!

  27. AlLen
    AlLen

    оя — мы патскажым как прайти в слановник!

  28. Йаростный Фтыкатель
    Йаростный Фтыкатель

    Нах в библиотеку? У русскова человека фсегда в тубзике книжге стоят. Вот и на кортинке мущщино явно взволнован от прочитаннова и торопиццо поделиццо своиме литературными открытиеми с окружающими

  29. OYAIBU
    OYAIBU

    Как в слоновник? Зачем? Я в юрконсультацию иду! Не сбивайте с пути истинного ироды!

  30. Друня
    Друня

    эжжлпнпшгзщщъх
    ы
    хзхщзхщщдп
    пох

  31. Йаростный Фтыкатель
    Йаростный Фтыкатель

    Друня, выброси эти таблетки… )

  32. Alf
    Alf

    к24 и 26 Этаж Баркофф неучи ))) В школе па литре троешники быле )))?

  33. Black_Soul
    Black_Soul

    — Мам, дай бумагу…
    — лапату нна…

  34. OYAIBU
    OYAIBU

    А лапату, эт шоб бошку сибе аттавоить, ога?)))

  35. Йаростный Фтыкатель
    Йаростный Фтыкатель

    > к24 и 26 Этаж Баркофф неучи ))) В школе па литре троешники быле )))?
    =====
    Это наверно на внеклассном чтении проходиле (муохохо!)

  36. OTVAL
    OTVAL

    а теперь следует высказываться литературным слогом?

  37. OTVAL
    OTVAL

    Оябий, пишите внятно.

  38. OYAIBU
    OYAIBU

    Ниабизатильна, прост бис мата нидельку

  39. OYAIBU
    OYAIBU

    И

  40. OYAIBU
    OYAIBU

    40

  41. Друня
    Друня

    http://picru.net/images/2012/09/02/xRX8.jpg

  42. Йаростный Фтыкатель
    Йаростный Фтыкатель

    достойное пхото

  43. БльАС
    БльАС

    ну чо бля, мараторий на слава ХУЙ и ПИЗДА уже закончился?

  44. БльАС
    БльАС

    Друня
    September 3rd, 2012 at 21:22

    http://picru.net/images/2012/09/02/xRX8.jpg
    =============
    Друня, ты на это сейчас дрочишь??? )))

  45. tankist
    tankist

    Евгений Онегин матерное стихотворение

    Глава 1

    И жить торопится и трахаться спешит
    Не кн. Вяземский

    I
    «Мой дядя был Большой Ебатель,
    Когда же все же занемог,
    То хуй его, увы, читатель
    Подняться более не мог
    А раньше мог он ради скуки
    Раздвинуть лапки бедной суке
    И трахаться с ней день и ночь,
    Не отходя ни шагу прочь!
    Какое низкое коварство
    Собачку раком так ебать
    А после в зад еще вставлять…
    Но Богу это все развратство
    Видать наскучило уже
    И место уж ему в земле.»

    II
    Так думал голубой повеса,
    Растлитель плоти молодой,
    Отродье Ада или Беса,
    Летя на БМВ крутой.
    Друзья Металлики и Сплина!
    С героем моего зачина
    И без базара, сей же час
    Позвольте познакомить Вас:
    Онегин, мой любовник давний,
    Родился в недрах Колымы,
    Где, может быть, родились Вы
    Или сидели, Хрен Вы старый;
    Там некогда сидел и Я
    Жена, и вся моя родня.

    III
    Ебя спокойно и степенно,
    С блядями жил его отец.
    Ебал три раза ежедневно
    И хуй поникнул наконец.
    Судьба Евгения хранила:
    Сперва Мадам за ним ходила,
    Потом Месье ее сменил,
    (Ребенок был везде любим)
    Месье Л’Яббе, француз желанный,
    Чтоб не измучилось дитя,
    Ебал его всегда шутя.
    Имел его он часто в ванной,
    Слегка минету научил
    И в жопу уж легко вводил.

    IV
    Когда же юности мятежной
    Пришла Евгению пора,
    Пора резвиться с Девой нежной…
    Месье прогнали со двора.
    Вот мой Онегин классный Ебырь
    В пизду мастак и даже в жопу.
    Он классно делает минет,
    И груди лижет как поэт.
    Он по французски совершенно
    Мог целоваться и ебать
    И девушкам в пизду вдувать,
    И трахался непренужденно;
    Чего ж Вам боле? Свет сказал,
    Что девок всех он заебал!

    V
    Мы все ебались понемногу
    Когда-нибудь да с кем нибудь,
    И с мужиками, слава Богу,
    Хоть раз нам удалось блеснуть.
    Имел Онегин очень многих
    И дам и мужиков не строгих,
    Имел их в жопу и в лицо.
    И рад он был свое яйцо
    В ее пизду втолкнуть поглубже,
    Коснуться клитора слегка.
    С ученным видом знатока
    Ввести ей руку в щель потуже.
    И возбуждать невинных дам
    Ебя их сразу тут и там.

    VI
    Анал из моды вышел ныне:
    Так если правду Вам сказать,
    Он в жопу б захотел в и ныне,
    Чтоб кто-то мог ему вставлять.
    Во всем виной француз желанный,
    Затем, что очень часто в ванной,
    Взяв вазелина банки три
    Имел его там до зари.
    Он трахать в жопу мог часами,
    Имел он с ночи до утра
    Меняя позу иногда,
    То хуем, то потом перстами,
    Потом глубокий был минет
    И это ВСЕ тринадцать лет…

    VII
    Высокой страсти не имея
    На девушек свой член дрочить,
    Не мог он, девушку имея,
    Ее немного полюбить.
    В любовь он никогда не верил,
    Но хуй свой очень часто мерил
    И глубоко его вставлял,
    А после – гордо вынимал.
    Он знал кто где кого имеет,
    И как ебет и почему,
    Виагра не нужна ему,
    Хоть он простой продукт имеет.
    Отец понять его не мог
    И от Виагры занемог.

    VIII
    Все что ебал еще Евгений –
    Пересказать мне не досуг,
    Но что любил он на ступенях
    Борделя, трахать жестко сук,
    Что раком мог он до упада
    Ебать, как буд-то бы награду
    Иль титул мог бы получить
    За это. Но еще дрочить
    Любил он иногда в постеле,
    Энигму легкую включив,
    Порнуху быстро прокрутив,
    И сперму вытерев на теле,
    Зайти потом в прохладный душ,
    А после уж наесться груш.

    IX
    ……………………………..
    ……………………………..
    ……………………………..

    X
    Как рано знал он камасутру.
    Все позы помнил на зубок.
    Любил он также рано утром
    Побрить девице весь лобок,
    Кончать на попку или в ротик,
    На грудь намазать сладкий тортик,
    Потом с груди его слизнуть,
    Отворотиться и уснуть.
    А утром нежиться в постеле
    С девицей, час, потом другой,
    С начала возбуждать рукой,
    А после выводить на теле
    Своим упругим языком
    Узоры рядышком с соском.

    XI
    Как он умел ебаться раком,
    И клитор между тем ласкать,
    В пизду войти с большим замахом
    И долго так ее ебать.
    А после член направить в жопу,
    Там сделать черную работу,
    И после дать ей облизать,
    И на лицо потом кончать,
    И долго сперму растирая
    Еще водить с вой вялый член
    По милому лицу, затем
    Уже почти достигнув рая,
    Купаясь в дорогом вине
    Ласкать девицу в тишине.

    XII, XIII, XIV
    …………………………………..
    ………………………………….
    ………………………………….

    XV
    Бывало он еще в постеле:
    К нему записочки несут.
    Что приглашенья? В самом деле,
    Ебаться вечером зовут.
    Там секс вдвоем, там – групповуха.
    К кому поедет наша шлюха?
    С кого начнет он? Всё равно:
    Всех отъебать не суждено.
    Покамест в утреннем гандоне
    Намазав смазкой член тугой,
    Он дрочит в ванной и нагой
    Лежит он после полный дремы,
    Пока недремлющий бригет
    Не прозвонит ему обед.

    XVI
    Уж темно: в санки он садиться.
    «Пади, пади!» — раздался крик;
    Морозной пылью серебриться
    Его бобровый воротник.
    В бордель помчался: он уверен,
    Что шлюхи ждут его у двери.
    Вошел и праздничный condom
    Вручил ему публичный дом.
    Пред ним в ряд выстроились шлюхи,
    Все страстно смотрят на него,
    Онегину же все равно:
    Ебется с ними из-за скуки.
    И выбрав телку наугад
    Пошел снимать с нее наряд.

    XVII
    Еще шалава секса просит,
    Но мой Онегин уж устал.
    В лицо Лаве небрежно бросил
    И из борделя ускакал.
    В Гей-клуб поехал, он уверен,
    Что там уж ждет его Каверин.
    Вошел, поцеловал в засос,
    Вручил букет роскошных роз,
    Любя он взял его за ручку
    И нежно, нежно, чуть дыша
    (Развратная его душа!)
    Ввел в зад ему свою ебучку,
    И от души его ебал,
    То вынимал, то вновь сувал.

    XVIII
    Волшебный ЗАД, там в стары годы
    Разврату преданы друзья,
    Бывали разные уроды,
    Там помнится, бывал и я…
    Бывали там друзья-поэты
    И оставляли там монеты,
    Чтобы потом вернуться вновь
    И взбудоражить свою кровь.
    Там много членов волосатых
    В анале оставляли след…
    И потому Вам дам совет
    Любите юношей усатых.
    А я хочу Вас удивить
    Я более люблю девиц.

    XIX
    Мои партнерши! где Вы? где Вы?
    Возьмите мой набухший член.
    Все так же ли сосете девы?
    Иль позабыли Вы о нем?
    Услышу ль вновь я Ваши вздохи?
    По прежнему ль Вы в сексе Боги?
    Иль разучились Вы сосать,
    Любить, ласкать и возбуждать?
    Иль сами Вы себя ебете,
    В секс-шопе новый член купив?
    Иль натянув презерватив
    Его Вы весело сосете?
    Иль подобрав размер другой
    Его в зад вставили тугой?

    XX
    Секс-шоп открылся, гости входят,
    На полках ломится товар.
    И продавщицу скромно просит
    Дилдо купить для друга в дар
    Наш гость. От скромности краснея,
    Потея, дергаясь, бледнея,
    Сто раз сказав, что другу в дар
    Он покупает сей товар.
    Наш гость товар искал для «друга»,
    Ведь сами мы себе друзья.
    И «другом» можем мы всегда
    Назвать свой член, а зад – «подругой»,
    Подарки им всегда дарить,
    Любить, ласкать, боготворить!

    XXI
    Купил дилдо. Онегин входит,
    Идет сквозь очередь стремглав,
    К прилавку быстро он подходит
    И устремив на полку взгляд,
    Игрушку стал себе по вкусу
    Смотреть, искать. Он словно Музу
    Для зада своего искал,
    И мысленно уж предвкушал
    Дилдо в своем глубоком заде,
    И что размерчик подойдет,
    Со смазкою легко войдет…
    Но в магазине кто-то сзади
    Его толкнул, и мысль ушла.
    Хоть Женю очень привлекла…

    XXII
    Еще вагины, помпы, члены,
    Насосы, куклы, вазелин,
    Всем нам знакомые предметы,
    Мы часто их боготворим.
    Еще виагра и сиалис,
    Тест на беременность, анализ,
    Вибраторы, презерватив,
    Для храбрости – аперитив,
    Еще для ануса затычки,
    Двойные члены для пизды,
    Еще съедобные трусы,
    — Всё наши вредные привычки.
    А мой Онегин, член купив
    Домой примерить уж спешит.

    XXIII
    Изображу ль в картине верной
    Уединенный кабинет,
    Где дам воспитанник примерный
    Одет, раздет и вновь одет?
    Всё, что для похоти нескромной
    В своей кровати преогромной
    В набор предметов разложив:
    Вибратор, член, презерватив,
    Еще анальный стимулятор,
    К нему любимый вазелин –
    Всегда он не разлучен с ним.
    Напротив ставит вентилятор,
    Чтоб в пик экстаза не потеть,
    А продолжать ее хотеть.

    XXIV
    Дрова всегда горят в камине,
    Матрас с подушкой на столе,
    В кровати нежатся перины,
    В благоухающем белье.
    Гандоны, смазка под подушкой,
    Что так удобно перед случкой,
    И члены тридцати родов,
    И для пизды и для задов.
    Замечу, эти все игрушки
    Он очень долго собирал,
    И с ними женщин вдохновлял
    На эротические штучки,
    Когда уставши их ебать,
    Он продолжал их возбуждать.

    XXV
    Мой Женя был к тому же пидор,
    И думал о красе ногтей,
    На голову шампуня литр
    Он лил чтоб волос стал пышней.
    Второй Бориска Моисеев
    Любил он очень многих геев,
    И волос свой он осветлил,
    И голос тоже изменил.
    Он три часа, по крайней мере,
    В гей-клубах ночью проводил
    И из гей-клуба выходил
    С дружком, в прекрасном, сильном теле.
    И после с ним к себе домой
    Развратник отправлялся мой.

    XXVI
    В постеле с геем, мой Евгений
    Привлек наш любопытный взгляд.
    Хотел помимо наслаждений,
    Здесь описать его наряд.
    Конечно, это было б смело,
    Описывать мое же дело,
    Но плетка, стринги и корсет –
    Его привычный туалет.
    Любил он в кожу облачиться
    И маскою лицо закрыть,
    В рот вставить кляп и дико выть,
    Мог на партнера помочиться…
    Хоть был в постеле он дикарь,
    Но Гея мне ничуть не жаль.

    XXVII
    Спровадив Гея, Женя едет
    На дискотеку в клуб крутой,
    В своем роскошном Мерседесе,
    Вдоль длинной улицы пустой.
    Весь центр залит ночью светом,
    Как буд-то в золото одетый
    Блестит, сияет и шумит.
    Здесь жизнь летит! здесь жизнь кипит!
    Здесь клубов тысячи, мильоны,
    Бордели, бары, ресторан,
    Всегда здесь будут рады Вам,
    Коль денежек у Вас – мильоны,
    На чаевые вы щедры,
    Одеты дорого, милы.

    XXVIII
    Вот Женя наш подъехал к клубу.
    Охраны мимо он стрелой
    Промчался. Пафос тут повсюду,
    Недаром клуб такой крутой.
    Вошел. Полным-полно народу.
    Тут только сливки – нету сброда.
    Тусняк под музыку торчит,
    В кабинках кое-кто дрочит,
    ДиДжей тусняк в экстаз приводит,
    Мелькают ножки милых дам,
    По девичьим, младым грудям
    Партнер руками страстно водит,
    Толпа музоном занята,
    Везде и шум и теснота.

    XXIX
    Во дни разврата и похмелья
    Я был от клубов без ума.
    Здесь предавался я веселью,
    Здесь погибал я от вина.
    Здесь исчезали все тревоги,
    Здесь обнажались все пороки
    Развратной юности моей.
    Здесь много я провел ночей
    Бессонных, страстных и желанных,
    С девчонками и мужичьем,
    То в груповухе, то вдвоем.
    О, сколько же видений странных
    От ЛСД я здесь ловил?
    Здесь жизнь свою я погубил!

  46. tankist
    tankist

    Оя, прасвищайся!

  47. tankist
    tankist

  48. БльАС
    БльАС

    Танкист, паначалу из части 4 не понял этай строчки
    -Он классно делает минет…
    Но потом часть 5 все расставила на свои места
    -Имел Онегин очень многих
    И дам и мужиков не строгих

  49. tankist
    tankist

    Хуек (матерная пародия в стихах на «Горе от ума»)

    Михаил Берман

    Хуек

    Матерная пьеса-пародия в стихах на комедию Александра Грибоедова «Горе от ума»

    Действующие лица:

    Фамусов – управляющий в казенном доме

    Софья – его дочь

    Чацкий — друг семьи Фамусова

    Молчалин – секретарь Фамусова, живущий у него в доме

    Лиза — служанка

    Скалозуб – полковник

    Наталья Дмитриевна – молодая дама

    Платон Михайлович – ее муж

    Князь Тугоуховский – глуховатый князь

    Княгиня Тугоуховский – его жена

    Княжна Зизи — их дочь

    Княжна Мими – их дочь

    Хлестова – своячница Фамусова

    Слуги

    Лакеи

    Действие 1

    Гостиная в доме Фамусова. Дверь в спальню Софьи. Служанку Лизу, дремлющую у двери, будет шум из спальни Софьи.

    Явление 1

    Лиза: Ебать-копать, как скоро ночь прошла!

    А эти все резвятся.

    Не могут друг от друга оторваться.

    Ну, госпожа, ну, ебаря нашла!

    Светает. Надо б их предупредить.

    (стучится в дверь)

    Уж утро! Прекращайте же шалить!

    Эй, Алексей Степаныч! Госпожа!

    Попала вам под хвост вожжа?

    Зажопит батюшка за еблей вас.

    Молчалин: Что, Софья?

    (за дверью)

    Софья: Налейте же в пизду мне квас…

    (за дверью)

    Лиза: Ах, голос плоти! Все слышат, да плюют на все!

    Для них предупреждение мое

    Ничто не значит.

    Им хорошо вдвоем.

    И пусть весь дом о них судачит.

    Коль хуй в пизде — кого ебет весь дом?!

    Явление 2

    Появляется Фамусов

    Лиза: Ах, барин…

    Фамусов: Да, точно, это я.

    Ты тут одна, приятнейшая попка,

    В которую винтом зайдет головка!

    Что делаешь здесь, милая моя?

    Лиза: Случайно тут… Куда-то шла… Забыла.

    Фамусов (щипает ее за задницу): Да, впрочем, все равно. Такие силы

    Во мне ты пробуждаешь,

    Хоть и не даешь!

    Но черт с ним, можно ведь и просто ущипнуть.

    (Еще раз щипает Лизу за задницу)

    Еще, еще. Ох, Зелье! Баловница!

    Теперь пройдет проверку грудь!

    Под платьем так томится ягодица!

    (Пытается ее сначала схватить за грудь, затем за ягодицу)

    Лиза: Эй, барин, что вы делаете – срам!

    Я все равно вам никогда не дам!

    Фамусов: Скромна, а ничего кроме

    Проказ и ебли на уме.

    Еще, еще же дай потрогать!

    (Сжимает Лизе локоть)

    Лиза: Пустите, отпустите локоть!

    Трухля в залупе, а туда же!

    Фамусов: Не бойся! Просто я поглажу.

    Лиза: А вдруг придет кто. Нет. Хуй вам!

    Фамусов: Не убивай — сказав: «Не дам!»

    Да кто придет-то к Софье ночью?

    Хотя у ней и свет горит.

    Что, кто-то в комнате у дочки?

    Что за мудила там торчит?

    Лиза: Читает барышня французские романы.

    Фамусов: Читает? Лиза, я же не мудак.

    Скажу тебе я так:

    Книг чтение – прикрытие обманов.

    Ну, хуй с ней, ты меня сжигаешь.

    Лиза: Не надо, не хочу, не буду я!

    Фамусов: Ну, дура! Ты от счастья убегаешь.

    На, зацени величину хуя.

    (Фамусов начинает снимать брюки)

    Софья (из своей комнаты): Эй, Лиза!

    (Фамусов поспешно удаляется)

    Лиза (одна): Уеб. От хуя старикашки

    Сегодня я убереглась.

    Противна как старпера страсть!

    Но завтра заново, бедняжка,

    Пристанет. Не угомонится…

    Явление 3

    Софья: Что Лиза ты шумишь?

    Лиза: Не спится.

    Ну, сколько можно, господа, любить?

    У ебли тоже есть свои пределы.

    Софья: Да, утро… Солнце начало светить.

    Но ебля в небо отправляет тело…

    За еблей можно все забыть!

    Лиза: Ваш батюшка тут был. Хотел войти.

    Я помешала. Перед ним разделась…

    И танцевала, и смешную песню пела.

    Вы крикнули – он поспешил уйти.

    Взгляните на часы иль выгляньте в окно.

    Вон дворник во дворе уже убрал говно.

    И конюх запрягает лошадей.

    На улицах уж дохуя людей.

    Софья: Счастливые часов не наблюдают!

    Лиза: Конечно, господа, вам похуям,

    Когда за вас другие тут страдают!

    Софья (Молчалину): Идите, расставаться надо нам.

    Молчалин зевает и намеревается уйти, но сталкивается с Фамусовым.

    Явление 4

    Фамусов: Что за хуйня! Молчалин, ты – брат?

    Молчалин: Я – с.

    Фамусов: Как здесь ты оказался, пидараст?

    И Софья? Здравствуй, доченька моя.

    Не понимаю я, что за хуйня!

    Ведь вы обычно спите до полудня,

    И почему на платье капли студня?

    А ты, Молчалин, хули тут торчишь?

    Молчалин: С прогулки я…

    Фамусов: Нет, ты Степаныч, слышь,

    Мне не пизди! Оно напрасно.

    Все понимаю я. Я вижу все прекрасно.

    А вы, сударыня, девичью знайте честь!

    Зачем к хую, да вон из кожи лезть?

    Читайте книги – смазка, слезы льются речкой,

    В наплыве чувств – засуньте просто свечку

    Туда, куда созданий с хуем манит,

    И никогда манить не перестанет.

    И шарьте свечкой там, как ваша тетя с бабкой,

    А коли не берет – так как кузина – тяпкой.

    Софья: Но, батюшка, я вас не понимаю.

    Вы резки, грубы и суровы к дочке.

    Случилось с вами что-то этой ночью?

    Быть может, музыкой я спать мешаю?

    Вы б подрочили – легче б, может, стало.

    Фамусов: Нет, музыка мне вовсе не мешала.

    Выходит, дочь, что я вас заебал?

    Пришел на безрассудной ебли бал…

    Ебун ваш вас недоебал?

    Иль меч Молчалина не тот кузнец ковал?

    Я заебался суетиться, дочь.

    На службе все внезапно охуели —

    Преследуют меня и день, и ночь,

    Покоя нет ублюдкам, надоели!

    Но ждал ли новых я хлопот?

    Чтоб был обманут…

    (Молчалину) Ты, урод…

    Софья (сквозь слезы): Скажи, кто виноват, отец?

    Фамусов: Ваш передок, его конец!

    Я вас растил, будто цветок!

    Берег ваш каждый лепесток,

    Бутончик маленький и сочный.

    Гордился я своей дочкой!

    А что сейчас, что вижу я?

    Вам стоит взять пример с меня —

    Я трахаться горазд, как конь,

    В хую негаснущий огонь,

    И в тоже время я отшельник,

    Зажиточен, но не мошенник.

    Софья: О, сударь, слово мне сказать…

    Фамусов: Молчать!

    Ужасный век, ебена мать!

    Безродного пригрел и ввел в семейство.

    За жопу толстую взят мной в секретари.

    В Москву переведен через мое содейство

    Взять в руки б его хуй и защемить в двери!

    Софья: Вы заблуждаетесь. Поверьте, вышло странно.

    Он шел к себе. Задумался и промахнулся.

    Попал ко мне он, в общем-то, случайно.

    Фамусов: Вошел он к вам, и только тут очнулся?

    Да ладно заливать, мадам.

    Хуй встал, и он попал к тебе!

    Софья: Ему я никогда не дам!

    Молчалин, да в моей пизде?!

    Скорей, я предпочту гореть в аду,

    Пускай от страсти разорвет пизду!

    Вы с Лизой говорили. Я проснулась.

    Оделась, вышла к вам.

    Фамусов: Да, похуям.

    Как дело интересно повернулось.

    Всегда от нервов яйца почесать

    Хочу. Или посрать.

    Лизунчик, почеши, будь добрым другом.

    Выходит, разбудил вас голос мой?

    Софья: Лизунчик, спать иди. Не будь же сукой.

    Ваш или, может быть, другой.

    Сон снился мне сумбурный, непонятный.

    Хотите, расскажу?

    Фамусов: Поведай сон занятный.

    Софья: Как только, помню, я заснула,

    Так сразу хуй возник в моей руке во сне.

    Синеет небо вдалеке в окне,

    Двух телок под окном ебут два мула…

    Потом я в хуй смотрю, в залупу,

    И мнится милое лицо.

    На подбородке капли супа…

    Как только тронула яйцо,

    Все сразу резко изменилось,

    Хуй неожиданно пропал,

    И голый человек предстал,

    Хуй у него слегка привстал,

    От скромности все в нем смутилось —

    Застенчив, в бедности рожден…

    Фамусов: Ох, дочка, это жуткий сон!

    Бедняк ведь не ебун тебе!

    Софья: …Вдруг заиграли на трубе,

    Затем на скрипке, на кларнете,

    Спустили воду в туалете –

    Туман по комнате поплыл,

    И все, что было поглотил:

    Исчез сервант, стол, стул, кровать.

    Исчезли книги, свечи, тяпка,

    К Молчалину сонетов папка.

    Как гром вдруг крик: «Ебать-копать!».

    Передо мной возникли вы,

    Как предзнаменование беды.

    Тут резко распахнулись двери,

    Вбежали люди, черти, звери.

    Стоял у каждого горбатый грозный член.

    Расположившись у моих колен,

    Они махали членом, злобно выли,

    Как будто бы пришли вставлять кобыле.

    А рядом окровавленный, больной

    Лежал и умирал избранник мой.

    Доставши нож, вы подошли к нему,

    Проверив острый ли он, пальцем,

    Вы ловко хуй отрезали ему,

    А мигом позже срезали и яйца.

    Он так кричал… а вы… вы так смеялись…

    И радости своей вы не стеснялись,

    Когда мою отраду погубили.

    Затем меня вы на пол повалили…

    От ужаса тогда проснулась я.

    Фамусов: Не верь хуйне. Хотя, что не хуйня?

    Все от того, что вас недоебали.

    Коль доебали б –

    Меньше бы страдали!

    Когда недоебут, то так бывает.

    Тут люди и покрепче вас страдают.

    Ну, сударь мой, а ты?

    Молчалин: Чего-то я-с?

    Фамусов: Тебя уже я спрашивал не раз –

    Как оказался ты здесь, пидараст?

    Зачем, куда ты шел в такую рань?

    Молчалин: С бумагами-с

    Фамусов: Пиздить горазд ты, рвань.

    Ты что ли срать хотел?

    Молчалин: Да что вы? С деловыми.

    Фамусов: Не мог ты выбрать для бумаг часы иные?

    Софиюшка, ну, успокойся дочь.

    И выслушай отца, коль выслушать не лень:

    Для ебли и для сна дарована нам ночь,

    А для кошмаров и заебов бог выделил нам день.

    (Молчалину) Идем бумаги разбирать.

    Молчалин: Я доложить о них хотел.

    Чем так писать, так лучше срать,

    И жопу ими вытирать.

    Помойка, сральник – их удел.

    Фамусов: Я знаю, в них не все путево,

    Все ж постарайся, разберись –

    Исправь, коль сможешь, что хуево

    И выдели, что заебись.

    Пошли.

    (Они уходят)

  50. tankist
    tankist

    Явление 5

    Лиза: Теперь о вас пиздить начнут.

    О том, что вы даете всем подряд.

    Такое напиздят, такое наплетут…

    Вы ж знаете, все вставить вам хотят.

    Софья: Хуйня молва, пускай себе пиздят.

    А батюшка – старпер со вставшим хуем.

    Старик, а хуй встает от взгляда, поцелуя

    Любого жалкого создания с пиздой.

    Какой-то он был… злой…

    Лиза: А! Знаю я причину.

    Она у них одна. В том сила наших дам —

    Коль хочет женщина позлить мужчину –

    Вполне достаточно сказать: «Я вам не дам!».

    Хотя он иногда и беспричинно злится.

    Я помню, как слуге он в жопу вставил спицу

    И как поссал в лицо безногого солдата,

    И как княжне Зизи в пизду совал лопату.

    Софья: Черт, не заметила его. Увлеклась.

    Да разве помнишь что с Молчалиным ебясь!

    О, что за дивный хуй!

    О, что за славный хуй!

    Но вот отец пришел –

    Давай, за честь воюй.

    Лиза: Но я же вас давно предупреждала,

    Что ебля, как пчела – за каплей меда жало.

    Что толку в вашей ебли марафонской.

    Там не поможет и пизда без дна,

    Когда в нее пускают хуй слона.

    Я слышала, что у Молчалина член конский.

    Софья (мечтательно): Очарование миньета в…

    Лиза: Нет, несерьезно это

    Ведь вам уж замуж надо.

    Ваш папа хочет мужа вам чин-чином.

    Пусть будет он урод с натурою ослиной,

    Но чтоб был при деньгах, при почестях, наградах.

    Как, например, знакомый ваш хороший,

    Который как-то с братом выеб лошадь.

    Когда он с дамой говорит,

    То смотрит ей под пуп.

    Мне кажется, его зовут

    Полковник Скалозуб.

    Софья: Да он хуйло, тупица и мудила.

    Гибрид шакала с крокодилом.

    Встречались мне глупец, пошляк, простак,

    Но это исключительный мудак.

    О чем он говорит – где пил, кого ебал,

    А умное чего бы рассказал…

    Не умное – приличное хотя бы.

    Но все одно пиздит – о выпивках, о лошадях, о бабах…

    Я предпочла бы умереть,

    Чем выйти за подобное говно.

    Лиза: Беречь себя надо уметь.

    Вы правы. А помните, давно

    У вас знакомый был, любивший красоваться.

    Как его звали?… А, Александр Чацкий.

    Софья: Да уж! Уж Чацкий-то жених желанный!

    Его хуйком и мышь не отьебешь.

    Всех обсирал и ненавидел постоянно.

    Чего хотел? Таких ты хуй поймешь.

    Ему даешь, а хуя и не чуешь.

    Ебал ли, нет, а он, гляди, ликует.

    Лиза: Но Софья, он любил ведь вас!

    Писал стихи занудные, но все-тки…

    При виде вас он приходил в экстаз,

    Как Скалозуб при виде водки.

    И хуй хоть мал, но чувство… ведь оно…

    Софья: Молчалин – бог! Все прочее – говно!

    А Чацкий — пидараст горбатый.

    Давно уехал он куда-то,

    Я слышала, объездил много стран.

    Искал все способ хуй свой увеличить.

    Лиза: И что? Теперь он с хуем поприличней?

    Софья: Я думаю, что нет. В штанах все тот же стыд и срам.

    Явление 6

    Появляется слуга

    Слуга: К вам Александр Андреич Чацкий

    ( Слуга уходит )

    Явление 7

    Входит Чацкий

    Чацкий: Чуть свет, а я уж тут как тут!

    Душа моя, хуя приют!

    Что, не хотите ли обняться

    И целоваться, целоваться?

    Софья: Что, снова будете тереться?

    Чацкий: Вы не хотите вспомнить детство?

    Софья: Мозоль на ляжке до сих пор.

    Чацкий: То комплимент или укор?

    Ну что ж, тогда целую ручки

    И трепещу, горя надеждой,

    Как вспомнив молодости случки,

    Я вставлю вам сурово-нежно.

    Ох, как дорога заебала!

    Еще собака обоссала,

    Как только вышел из кареты.

    Сучара, тварь по кличке Света.

    Вы не знакомы с ней случайно?

    Софья: Нет, с сучкой нет. Лишь с кобелями.

    Чацкий: Я так заебан, так устал!

    Но ты не очень-то мне рада –

    То есть за страсть мою награда?

    Софья (про себя): Как хорошо б чтоб ты пропал!

    Чтоб умер, чтоб под землю провалился!

    Да нет же, Чацкий, рада видеть вас.

    Приятно, что вы посетили нас.

    Чацкий: Читал я скуку в стольких лицах,

    Когда те видели меня

    Иль даже моего коня,

    Но скука, что у вас в глазах —

    Она внушает боль и страх.

    Быть может в неурочный час?

    Лиза: Нет, нихуя, как раз о вас

    Мы говорили, вспоминали.

    Про то, как в кухне с госпожою вы ебались,

    Как вы умны, как хороши.

    Софья (злобно): Она права. Да, да, мечтала я о встрече.

    Вы эликсир для сердца, для души.

    Вас представляла, загоня в пиздищу свечку.

    Чацкий: Опять я здесь, среди знакомых с детства мне людей,

    (глядя со страстью на Софью) Среди шикарных, аппетитнейших блядей.

    А помните, ко мне зайдете вы без стука,

    И сзади подойдя, в штаны засунете мне руку

    И хуй найдете, яйца щекоча,

    И спросите: «Кому же тут дрочат?»

    А помните, гуляли как-то по столице,

    Зашли в какой-то парк друг другом насладиться,

    И после, вы хвалились предо мной,

    Что коли станете моей женой,

    Так через три-четыре дня

    До смерти заебете вы меня.

    Я помню многое, а вы, души моей зарница?

    Софья (иронично): Да, да когда-то вы в меня вонзали, как вонзает лев во львицу.

    Но все прошло, как все, увы, проходит,

    Ведь ветры перемен везде, как суки бродят.

    Чацкий: Как счас у вас дела?

    Софья: Да знаете ль неплохо.

    Чацкий: Как раньше вас отец с ухмылкой лоха

    И вонь как от козла?

    Не полюбился ли вам кто-то?

    Я вижу, вы смущаетесь чего-то.

    Софья: Да уж поверьте, всякую смутят,

    Когда ежеминутно то на пизду, а то на грудь твою глядят.

    Да резкие, нескромные вопросы.

    Чацкий: Я помню, как вы, делая отсосы,

    Любили и себя ласкать.

    С вопросами чего ж мне приставать?

    Разнообразен разве высший свет?

    Людишки схематично ведь живут —

    Днем пьянка иль обед,

    А вечером миньет.

    И капли белые с твоей ноги текут

    И высыхают, будто слезы на ресницах.

    Усталые влюбленные заснут

    И что присниться ей –

    Да хуй с ней,

    А ему что будет сниться —

    Все те же деньги, девки, кабаки,

    Чины, награды и лакеи-мудаки.

    А мысли-то у них одни и те же –

    Почаще трахаться бы, а дрочить пореже.

    Так шлются письма, подогретые хуем.

    Ответы шлются взвинченной пиздой,

    Мечтающей лишь только об одном —

    Отведать хуй с гарпун величиной.

    Софья: Не нравится? Чего же вы хотите?

    Хуева вам Москва, хуев московский свет?

    Так что же надо? Лучше где, скажите?

    Чацкий: Где заебись сказать? –

    Конечно, где нас нет.

    Да, ладно, хуй с ним. Все хуйня!

    Как батюшка твой? Как твоя родня?

    А этот, как его, толь турок, толи грек?

    А дядюшка, отпрыгал ли свой век?

    Я помню, только сядем мы за стол,

    Так дядюшка давай всех нас учить —

    Одновременно жрет, пиздит, дрочит,

    Кончая то на скатерть, то на пол.

    У вас все дома мудаков полки?

    Но встречи с Родиной безумны, но сладки.

    Софья: Чтоб всех знакомых перечесть,

    Вас надо с тетушкою свесть.

    Чацкий: А тетя что? Как сука-королева

    Всех кобелей к себе приводит в дом.

    При этом целкой, Орлеанской девой

    Ей хочется казаться пред двором.

    В пизде ж ее в обнимку с мандавошкой

    Гуляет зачарованная блошка.

    В Москве все так же говорят

    На обрязаненном французском.

    Артикли заменя на мат,

    Чтоб не забыть и русский устный.

    Софья: Смесь языков?

    Чацкий: Язык тут ералаш.

    Софья (злобно): Не более говно, чем ваш.

    Чацкий (взволнованно): Поймите, нет, я не рисуюсь.

    Я, как Молчалин глуп бываю,

    Но перед гнусью не пасую,

    Обид, глумлений не прощаю.

    Молчалин хоть мудила грешный,

    Но нынче любят бессловесных.

    Увидите, продвинут лизоблюда.

    Наш мир, увы, принадлежит паскудам!

    Софья: Как ненавидите вы всех!

    Успех для вас тягчайший грех!

    А неуспех пиздат, нет, охуенен!

    А объясненье только в вашей лени.

    Чацкий: Не нравится… Хуево мое дело.

    Я так спешил к вам, бог мой, королева!

    Через снега, чрез пропасти я мчал.

    О нашей встречи я молил, мечтал…

    Как ноги ваши положу на плечи,

    И подразнив пизду немного свечкой,

    Я затолкну в вас своего коня,

    Прижмете вы к себе всего меня…

    Неужто стал я так мудаковат,

    Что вам со мной заебисто, противно?

    Но чем же я пред вами виноват?

    Иль, может, вы сегодня агрессивны?

    У вас что течка? Так признайтесь,

    И смеха моего вы не стесняйтесь.

    Раз посмеюсь, и тот час все забуду.

    Ведь главное ни то, что я скажу,

    А главное, пиздить тебе не буду, —

    С благоговением твою пизду лижу,

    А повелишь в огонь –

    Пойду как на обед.

    Софья: Да хорошо – сгорите,

    Если ж нет?

  51. БльАС
    БльАС

    Ебать там ни кого не стану,
    Тебе ж советую Татьяну.
    -А что так?
    -Милый друг мой Вова,
    Баб понимаешь ты хуево.

    Когда-то в прежние года
    И я драл всех, была б пизда.
    С годами гаснет жар в крови,
    Теперь ебу лишь по любви.

    Владимир сухо отвечал
    И после во весь путь молчал.

    Домой приехал, принял дозу,
    Ширнулся, сел и загрустил.
    Одной рукой стихи строчил,
    Другой хуй яростно дрочил.

    Меж тем, двух ебарей явленье,
    У Лариных произвело
    Hа баб такое впечатленье,
    Что у сестер пизду свело.

    Итак, она звалась Татьяной.
    Грудь, ноги, жопа без изъяна.
    И этих ног счастливый плен
    мужской еще не ведал член.

    А думаете, не хотела она
    попробовать конца?
    Хотела так, что аж потела,
    Что аж менялася с лица.

    И все-же, несмотря на это,
    Благовоспитана была.
    Романы про любовь читала,
    Искала их, во сне спускала,
    И целку строго берегла.

    Не спится Тане, враг не дремлет,
    Любовный жар ее объемлет.
    -Ах,няня, няня, не могу я,
    Открой окно, зажги свечу…

    -Ты что, дитя?
    -Хочу я хуя,
    Онегина скорей хочу!

    Татьяна рано утром встала,
    Пизду об лавку почесала.
    И села у окошка сечь
    Как Бобик Жучку будет влечь.

    А бобик Жучку шпарит раком!
    Чего бояться им, собакам?
    Лишь ветерок в листве шуршит,
    А то, глядишь, и он спешит…

    И думает в волненьи Таня:
    «Как это Бобик не устанет
    Работать в этих скоростях?»
    Так нам приходится в гостях

    Или на лестничной площадке
    Кого-то тулить без оглядки.

    Вот Бобик кончил, с Жучки слез
    И вместе с ней умчался в лес.
    Татьяна ж сидя у окна
    Осталась, горьких дум полна.

  52. tankist
    tankist

    Явление 8

    Появляется Фамусов

    Фамусов (заметив Чацкого): Еще один мудак.

    Софья (уходя): А хули делать тут?

    Фамусов (вполголоса): Нет, у меня не дом, а мудаков приют!

    Явление 9

    Фамусов: Приехали-с. А мы вас ждали.

    Что пили, видели, ебали?

    Хотя мне, в общем, все равно.

    Жизнь, в общем-то, везде говно.

    Нашел жену, кормушку или дело?

    Чацкий: Как ваша дочь похорошела!

    Как жопа соком налилась!

    Как в бедрах, сучка, раздалась!

    Фамусов: Да, молодая кровь вскипает беспристранно,

    Хуй превращая из стручка в титана

    При виде задницы и ног.

    Ведь ваше дело молодое —

    Склонится стоит над пиздою,

    И хуй, глядишь, торчит, что рог.

    А чтобы мне кому всадить,

    Сначала надо подрочить.

    Ты что ж, настроился на еблю, милый друг?

    Чацкий: Я в странствиях отъеб немало сук,

    Но Софьешка… Что за дитя природы!

    Фамусов: Пошли на пользу ей те годы,

    Что не встречалася с тобой.

    Возможно ли с ее пиздой

    Твоей булавкой развлекаться?

    Чацкий: Да, как ни больно мне признаться,

    Обидел бог меня хуем.

    Зато душа и ум как уникальны!

    Как рассуждения мои оригинальны и парадоксальны!

    Таких не сыщешь днем с огнем!

    Фамусов: Ни это ценится сегодня в дамских спальнях.

    …Дочурке сон приснился нездоровый.

    Чацкий: Я не отгадчик идиотских снов.

    Как жалко, нет, как жутко, как хуево,

    Что Софье не нужна моя любовь!

    Ну ладно я домой. И буду через час.

    Поведаю о странствиях своих.

    Всю правду расскажу –

    Ни мне стесняться вас.

    ( Чацкий уходит. )

    Явление 10

    Фамусов (один): Так кто ей мил из этих вот двоих?

    Ей неспроста приснился странный сон.

    Два мудака вокруг пизды юлят,

    Хуями в брюках шевелят, шипят.

    Молчалин – нищ, а Чацкий – мудазвон.

    Но нищий хуем может рушить стены.

    Другой с хуйком, но мозгоеб отменный.

    Хуйня, заеб, клянусь своим концом,

    Быть взрослой дочери отцом!

    — конец действия 1 —

    Действие 2

    Явление 1

    Фамусов, слуга (с письмами к Фамусову)

    Фамусов: Петрушка-мудазвон, как ты – говном воняет.

    Запомни, как посрут — так задницу бумагой вытирают.

    Я настучу тебе сейчас в ебало, чтоб не вонял говном,

    Чтоб ты читал ни жопою, а ртом.

    Читай же с выражением и внятно,

    Чтоб было и приятно, и понятно.

    …Так, так, я зван к Прасковье на обед.

    Я знаю, что когда наступит ночь,

    И гости удаляться нахуй, прочь,

    Старуха занудит: «Давай, миньет».

    А в среду зван на дяди погребенье.

    Вновь все нажрутся, пересрутся.

    Да, коли похожу по приглашеньям,

    Так ебнусь от паскудства и занудства.

    А померший Кузьма Фомич блаженный

    Вот жил, как дюже жил, умел он жить!

    Копил, откладывал, скупец был невъебенный,

    Почти не ел, но спермой мог топить!

    Всегда в моче или говне штаны, дырявая рубаха,

    Но туз московский – о-го-го, мир его праху!

    Явление 2

    Появляется Чацкий

    Фамусов: Ах! Александр Андреич прискакал.

    Поели-попили

    Посрали-поссали

    И, верно, подрочили?

    Чацкий: Вы заняты делами?

    Фамусов: С Петром своим бумаги разбирал.

    Закончил.

    (Слуге) Ну, съебись!

    ( Слуга выходит. )

    Как навонял!

    Хотя, быть может, он в штаны посрал?

    Петрушку иногда ты хуй проссышь —

    Куда он срет, куда он ссыт.

    Чацкий: Задумчивы вы стали что-то очень.

    Иль я ни к месту?

    Или с Софьюшкою что?

    Молчалин, что, по-прежнему хуй дрочит

    В углу укромном, в детской?

    Фамусов: Ну его!

    А Софья вас тревожит. Понимаю.

    Пизда волнует молодую кровь.

    Да, мужики по дочке сохнут и стенают.

    И нищий, и богатый – мир не нов.

    Побольше бы богатых не мешало.

    Что вытянулось так у вас ебало?

    Посвататься хотите иль чего?

    Чацкий: А вам какое дело до того?!

    Фамусов: Да есть, представьте, мне до дочки дело.

    Она мне дочь, и значит я отец.

    Ведь я создал когда-то это тело.

    Чацкий: Быть может вы.

    Фамусов (смеясь): Я, я. Точнее – мой конец!

    А вы посвататься хотите, вам ни рано ль?

    Ведь по хую ты, извини, малыш.

    Вот хуй когда не будет только краном,

    Тогда, быть может, будешь ей жених.

    Чацкий: Ебать могу, подъебывать мне гадко.

    Фамусов: Ну это, брат, безумный ты гордец.

    Твой ум такой же длинный, как конец.

    Послушай-ка рассказ один занятный:

    Скончался туз (на днях иду хранить).

    А как он жил, он все от жизни брал!

    Копейкой жил и ел, но, сколько мог он слить,

    Как пять слонов за раз он высирал.

    А орденов собрал со всей Европы.

    Всех их повесить… так не хватит даже жопы.

    Одно могу сказать: Ебена-мать!

    При государыне служил Екатерине.

    Однажды свита та пошла гулять.

    На куртаге он наебнулся. С мордой синей

    Он встал. Воняло, будто у него понос

    ( Упал прямой наводкой он в навоз ).

    Яйцо он почесал, хотел отдать поклон,

    Вдруг засмеялася пизда-императрица.

    Как по команде радость на всех лицах.

    Он вновь нырнул в говно.

    Ну как? Смышлен?

    Упал, как тормозной дебил.

    Зато как встал — так победил!

    Ну как вам он? На редкость он умен!

    Чацкий: Да, заебись! Ни люди мы, а звери!

    Наш высший свет придумал распиздяй!

    Лизащим жопу с хуем лишь откроют двери,

    Чтоб после им лизали.

    Вот таков ваш рай!

    Льстить, раболепствовать, как сука

    И постигать одну науку:

    «Как ловко жертвовать затылком».

    Заткните жопу мне бутылкой —

    Лизать у мрази я не буду никогда!

    Я умный слишком – вот моя беда!

    И пусть не жалуют меня государи!

    Фамусов: Уж лучше, парень, мне в карман посри,

    Но говорить кощунственные речи…

    Чацкий: Посрал намедни я пред нашей встречей.

    Фамусов: Скорей бы замолчал…

    Чацкий: Нет, слушать-ка извольте!

    Хочу ебать хуйком своим и не лизать чужой!

    Всегда ебать, лишь хуй не распатроньте.

    Есть у меня, пусть неказист, но свой.

    И не заставите меня вы никогда

    Лизать другим! (ну, исключение – пизда) —

    Не у вельмож и русских, и китайских.

    Их рот зажав рукой, я вырву хуй и яйца.

    Фамусов: Властей не признает, ну, сущий дьявол.

    Отпиздить бы, да отрубить конец.

    Чацкий: Ой, извините, я достал вас.

    Фамусов: Да, коль продолжишь, мне придет пиздец.

    Чацкий (спокойно): Что ж вашей просьбе уступаю,

    И свой пиздежник закрываю.

    Теперь бранитесь вы.

    Фамусов: Ты напиздил довольно.

    Да знаешь ли, что ты говнюк!

    Все бьешь баклуши в странствиях, в застольях,

    А жизнь летит вперед. Жизнь вспять не повернуть.

    Явление 3

    Входит слуга

    Слуга: Полковник Скалозуб.

    Фамусов (в нервах, ничего не замечая): Ведь из твоих яиц не сделать и омлета!

    Ах, мудазвон, пиздун, ебена-мать!

    Накроешься пиздой, как пьяная комета,

    Въебавшаяся в солнце!

    Чацкий: Пожаловали к вам – кончайте же орать.

    Фамусов (не слушая): Под суд, как мудака!

    Пожаловал кто? Нет, как же вы бравы!

    Но хватит кулака

    На ликвидацию…

    Чацкий: Да обернитесь вы.

    Фамусов (оборачивается): Ну, что тут за хуйня?

    Я чувствую по вони – слуга.

    (слуге) Ну что как хуй стоишь?

    Слуга: Полковник Скалозуб.

    Фамусов: Пришел? Он в нашем доме?

    (Слуга кивает. Фамусов делает жест – слуга уходит)

    Почтенный человек, а в ебле лесоруб.

    Я вас прошу пиздить при нем не очень.

    Ни так-то, в общем, стар, а чуть ль не генерал.

    Дрочил, дрочил властям – теперь ему все дрочат.

    В отличие от вас — хуй у него не мал.

    И жалует ко мне почти-что каждый день.

    На Софьюшку глядит, жениться, верно, рад.

    Скажу я вам секрет — уходит под ремень

    Вояки хуй, как видит Софьин зад.

    С ним будьте добродушны и вздора не несите.

    ( Фамусов уходит. )

    Явление 4

    (Чацкий один)

    Чацкий: Я чувствую себя говном в корыте.

    Эх, Софья! Неужель какой-то хуй…

    Иль жениха, блядище, отыскала?

    Теперь, давай, с другим хуем воюй.

    Узнать бы кто, начистил бы ебало.

    Какой-то мудазвон приперся, Софьи ради.

    Осел-папаша бредит им… Но только ль он?

    Неужто у нее, у этой милой бляди

    На сердце Скалозуб, как на хую гондон?

    Три года не было меня.

    И изменила мне, свинья!

    Явление 5

    Появляются Фамусов и Скалозуб

    Фамусов: Сергей Сергеич, заходите.

    Вон кресло мягкое, садитесь.

    Прозябли? Водки ебаните.

    ( Входит слуга с графином водки. )

    Скалозуб (слуге): Ну, право, вы меня томите!

    Скорей, скорей

    Мне водочки налей!

    Лишь водки надо — жопа коль на месте

    И чувствует прекрасно себя в кресле.

    (к слуге) Побольше водки, чтоб ты околел!

    ( Слуга наливает полный стакан водки и уходит. )

    Фамусов: Вот хорошо, кладите свою шпагу.

    Скалозуб: Неплохо бы спиртягу.

    Фамусов: Счас принесут. Позвольте вас спросить:

    Настасья Павловна как там изволит быть?

    Скалозуб: Не знаю, брат. Ведь я с ней не служил.

    Она в чинах иль штатный командир?

    Фамусов: Ну, право же, помилуйте, любезный.

    Что там у вас такое на уме?

    Скалозуб: Вообще-то, я, товарищ затрапезный,

    Люблю блистать в погонах, на коне

    И шпагою махать, а ум и мысли

    Я отношу к вещам, лишенным смысла.

    Недавно орден получил.

    Потом, конечно же, обмыл.

    Мы с братом, окопавшись, водку пили.

    Нам бабу захотелось. Мы пошли вставлять кобыле

    (Баб было не видать, хоть зрение утрой).

    Брат первым зло воткнул свой хуй большой,

    Кобыла как рванется в стан к врагам,

    Бежит на них, пыхтит, ебало в мыле,

    Тут неприятеля мгновенно хуем смыло.

    Пожалован был орден.

    Чацкий: Кобыле или вам?

    Скалозуб: Конечно, нам.

    Но только после потерял я брата.

    Сказал, что «Все мне похуям.

    В деревню я пойду, где кобылята»

    Фамусов: Занятие для Хуя! кобыл ебать!

    Но вот в деревне жить… ну нахуя?

    Скалозуб: Я тоже так спросил, а он в ответ: «Да еб ты…»

    И ебнул водки, глядя на коня.

    Но счастлив я в товарищах своих.

    Довольно много недадущих мне пропасть.

    Ворота для вакансий неплохих,

    Хотя в сражениях и постреляли часть.

    Фамусов: Да, генеральский чин не за горой.

    А к этому нужна и генеральша.

    Скалозуб: Я думаю об этом ни в первой.

    Со временем прицельнее и дальше.

    Пизда-константа очень нехуево —

    Всю ночь ебать, а утричком по-новой.

    Фамусов: Что ж? Пезд в Москве, как грязи – дохуище.

    Средь них немало ищущих мужей.

    Признайтесь, града лучше, чем Москвы хуй сыщешь,

    Умнее, чем в Москве ты не найдешь людей!

    Скалозуб: Да, я люблю скакать по ней галопом.

    Фамусов: Недаром говорят, Москва – the best Европы.

    Москва красна! Ну а ее законы!

    Их смысл глубок,

    А замысел широк!

    И логика почти что идеальна!

    И мудрость колоссальна и фатальна!

    Коль есть две тысячи крестьян-мудил —

    То уважают, почитают.

    И пусть ты внутренне и внешне крокодил,

    Везде тебя радушно принимают.

    И любят, как блаженные Исуса.

    И будут всем — зазнобой, шлюхой, музой.

    А вечером Москва… не сосчитаешь пьяных.

    Ни просто пьяных – пьяных в жопу, в ноль.

    Подобны глотки их турецким барабанам.

    Душа как бы поет: «Спасибо, алкоголь!».

    А наши старички – есть ль хлеща пиздуны?

    Разложат нас по полкам, да с ними же съедят.

    При виде сдобных баб, суют свой дряхлый хуй в забор… эх, шалуны.

    Да столько раз сольют, что заборят зачат!

    А дамы светские московские – ну, пезды!

    Разумно одеваются, эх, мать –

    Чтоб до пизды достать нам было просто.

    И чтобы им самим, когда нас нет,

    Свечу поглубже затолкать.

    Возьми любой ты город на планете —

    Нет, нет Москвы пиздатее на свете!

    Скалозуб: Да, заебись, и я люблю столицу.

    В ней кабаков несчесть. В любом из них блядицы.

    И пострелять по пьяни в ней люблю —

    Какой-нибудь вельможа, хуй холеный

    Подъедет с маткою своей к Кремлю,

    Так прямо в зад ему иль ей всажу патрон соленый.

    Фамусов: А сколько новых и построек, и домов…

    Чацкий: Дом нов, но правит тот же мудазвон!

    Фамусов (Чацкому): Опять с хуйней вы лезете, чванливый острослов!

    Надеть бы вам на рот гондон,

    Представив хуем рот!

    Быть может, есть такой урод,

    Чей рот на хуй похож.

    Чацкий: Быть может, есть. Так что ж?

    Фамусов: Позвольте Чацкого представить – друга дома.

    Андрея Ильича покойного сынок.

    Слегка он не того, как будто ломом

    По голове он получил. И после, будто казус с ним случился —

    Немного тронулся. Пиздою ж не накрылся.

    В науках он силен, а в ебле сосунок.

    Чацкий: Зачем, скажите же, зачем такое говорить?

    Хуем, быть может, мал, тактично ль тут острить?

    Фамусов: Позвольте, не острю, а говорю лишь правду.

    Чацкий: Судить меня? Не дам я даже бабам!

    А судьи кто? Убогие мудилы

    С блестящей лысиной (я не считаю хуй).

    Умом и рожей сходные с гориллой.

    Ничто не бьет ключом —

    Лишь хуй их жаждет бурь!

    Все пиздят – из казны, и у супруги.

    Последнее готовы спиздить, суки!

    Был случай: Слуги Нестора спасли от смерти.

    Был пьян мудак – заснул в сугробе,

    Как в дьявольской утробе.

    Не слуги бы – подох.

    Но этот алкоголик, жалкий лох

    Всех променял на пару керн терьеров.

    Червяк сей мой судья?

    Скажу: «Пошел-ка нахуй!»,

    «Уебывай в пизду!», – я злобно прорычу.

    И если сам не обосрусь от страха,

    В его ебло кирпич я запущу.

    Фамусов (про себя): Ох, чую, пахнет тут хуйней.

    Пойду-ка подрочу.

    Я в кабинет.

    ( Фамусов уходит. )

  53. tankist
    tankist

    Явление 6

    Скалозуб (с восторгом): Клянусь я всей моей семьей,

    Я чувствую себя, как при миньете!

    Войны б, гвардейцев вам коснуться.

    Ах, знали б вы как те ебутся!

    Хоть я не понял в чем тут суть,

    Но вы умеете загнуть!

    Явление 7

    Появляются Софья, Лиза

    Софья (бежит к окну): Ай, ебнулся, убился!

    Чацкий: Ну, кто, скажите?

    Скалозуб: Да не орите!

    Кто там убился?

    Чацкий: Мертва от страха, посмотрите.

    Скалозуб: Уж не старик ль пиздой накрылся?

    Лиза (хлопочет у Софьи): Прошу, потише говорите.

    Молчалин ебнулся, когда вставлял кобыле.

    Хуй как вошел, она в экстазе впрыть.

    Скалозуб (смотря в окно): Смотрите, дворик как они изрыли.

    Быть может, сдох? В поминки бы попить!

    (уходит)

    Явление 8

    Чацкий: Взгляните же в окно — Молчалин на ногах.

    Опухший хуй висит? Нет, держит хуй в руках.

    Софья (с глубоким вздохом): Что вы сказали? Хуй в порядке у него?

    Как будто в жопу вставили ружье,

    И дуло вдруг сменилось хуем длинным.

    Чацкий: Да пусть и сдох, ведь вас чуть не сморил.

    Софья (оживляется): Да ладно, кто бы тут пиздил?!

    С таким хуйком, желать подохнуть Хую!

    Ну ладно, я к Молчалину пиздую.

    Лиза (смотрит в окно): Вы посмотрите — хуй его здоров.

    Чацкий: Не нахожу я даже нужных слов.

    Так сожалеть об этом идиоте!

    Софья (про себя): Когда ж вы, наконец, куда-нибудь съебетесь!

    Явление 9

    Появляется Молчалин с перевязанным хуем

    Скалозуб: Смотри-ка, не подох, все вроде заебись.

    Напрасно терлись вы пиздой о стены.

    Чацкий: Смешнее б было — если бы вы вскрыли вены

    Из-за того, что член поранил

    Бесценный, бесподобный наш Молчалин.

    Молчалин: Прошу меня простить за охуенье,

    Что вызвал в вас, точней, опиздененье.

    Скалозуб: Напрасно так тряслись и корчились ебалом.

    Софья: Я не ждала счастливого финала.

    Хотя я абсолютно не пуглива.

    Мне, в общем-то, на все насрать,

    Но коль такой хуище…

    Падка на хуй. Что делать — я еблива.

    Да ведь такого днем с огнем не сыщешь!

    Скалозуб: А давеча история была

    С одной подругою моей – княгиней

    (Ебешь ее, а опосля хуй синий).

    Так вот, скакавши, ебнулась – ребра

    Недосчиталась после скачки.

    Смешно, не правда ль, до усрачки?

    (Скалозуб в одиночестве хохочет)

    Чацкий (про себя): Да ей Молчалин вроде мил.

    Ну ладно, я домой поплыл.

    ( Уходит. )

    Явление 10

    Скалозуб собирается уходить

    Софья: Придете вечером сегодня или как?

    Скалозуб: Конечно же, я выпить не дурак.

    ( Уходит. )

    Явление 11

    Софья: Молчалин, жив, хоть хуй подбит!

    Ужасно за тебя я испугалась.

    Меня сейчас и всю знобит.

    Еще от слез не высохло ебало.

    Болит ли хуй, и скоро ли он вновь

    Нальется силой, возродит любовь?

    Как я хочу, чтоб исцеленья миг был скор!

    Молчалин: Платком перевязал. Не больно мне с тех пор.

    Лиза: Зря, зря перевязали.

    Теперь насмешками вас вздрючат.

    Все знают, лихо как недавно вы вонзали.

    Вас Чацкий, Скалозуб замучат.

    На шутки тот и тот горазд.

    Софья: Да Скалозуб тупой алкаш.

    А Чацкий все еблом воротит,

    Но знают все Дюймовочку в его штанах.

    Когда он сдохнет, так никто и не заплачет на похоронах.

    Лишь мой Молчалин хоть и робок,

    Он, не боюсь сказать, никем непревзойденный ебарь.

    Молчалин: Ну, Софья Павловна, не надо так мне льстить.

    Софья: Вишь, скромник – прелесть хочет скрыть.

    Твой хуй центральный образ грез моих, элегий!

    А помните, мы трахались в телеге,

    Как ты вонзил! А кончил — я отлетела к стенке,

    И сперма из пизды полезла белой пенкой.

    Тележка с места тронулась и покатилась.

    Вот это хуй! Вот это сила!

    Молчалин: Чего б ни вышло. Конец мой может быть хуев.

    Софья: С таким хуем бояться чьих-то слов?

    Молчалин: Пиздить легко – то не мешки ворочать.

    Лиза: Они, скорей всего, у батюшки сидят,

    Крест-накрест верно дрочат.

    Молчалин: Сударыня, вы б не могли узнать,

    Пизды ли не хотят мне дать?

    Софья: Я ради вас на все готова!

    Лишь только б с вами не было хуево!

    ( Уходит. )

    Явления 12

    Молчалин: Что за создание, ну и пизда-девица!

    ( Хватает ее. )

    Лиза: Не надо, отпустите, ну, не тронь…

    ( Освобождается от него. )

    Молчалин: В твоей пизде горит огонь!

    Он манит… как и ягодица.

    Лиза: А барышня?

    Молчалин: О, эта сука та еще!

    Едва всажу пониже живота ее,

    Как хуй теряю, как теряет разум, летящий в пропасть.

    И яйца взад, вперед и вниз, и вверх, как лопасти.

    Как мало ей, а я уж не могу –

    Пытается дрочить и пристает с миньетом.

    Я помню, как-то раз мы трахались в карете…

    ( Хищно щипает Лизу за задницу. )

    Лиза: Не трогай! Ну, куда ты лезешь!

    Молчалин: Неужто равнодушна ты к Хую?

    По-моему, ты, Лиза, просто бредишь.

    Лиза: На твой огромный хуй, я, вот, плюю!

    ( Плюется на пол. )

    Молчалин: Ну черт с тобой, хуй все равно в повязке.

    Когда-нибудь еще познаешь мою ласку.

    ( Уходит. )

    Явление 13

    Появляется Софья

    Софья: Мой батюшка один, сидит, дрочит и пьет.

    Быть может мне поесть? Нет, вроде не хочу.

    Молчалина увидишь, пусть ко мне зайдет

    Коль хуй болит – придет пусть как к врачу.

    Проверю хуй – исправен или нет.

    Проверка есть отличная – миньет.

    ( Уходит. )

    Явление 14

    Лиза (одна): Она грустна, и по хую тоскует.

    А он убьет меня своим могучим хуем.

    У всех лишь ебля на уме.

    Куда девались души?

    Но как пизде заснуть,

    Как вспомню о Петруше?

    — конец действия 2 —

    Действие 3

    Явление 1

    Чацкий, потом Софья

    Чацкий: Как хочется ебать девицу эту!

    Сойти с ума от дивного, прекрасного и чудного миньета…

    Ну, кто мечта ее пизды: Молчалин

    Или Скалозуб ебучий?

    Мою любовь, как кошелек украли.

    Я без нее – какой плачевный случай.

    Всех перепиздить бы. Да, всех подряд!

    ( Входит Софья. )

    О, это вы! Я вам безумно рад!

    Желал вас видеть.

    Софья (про себя): О, боже, нахуя?

    Чацкий: Как жаль, что не хотели видеть мы меня.

    Софья: Естественно, вы думали иначе?

    Чацкий: И так хуево, а теперь тем паче.

    Коль я вам не ебун, так кто, позвольте знать?

    Кого вы полюбили?

    Софья: Весь московский свет.

    Любой попросит – я любому рада дать.

    Не важно: хуй, хуек иль вовсе хуя нет.

    Чацкий: Но кто же покоритель милой мне пизды,

    Кто более всего ей приглянулся?

    Софья: Все, хватит, хватит мне ебать мозги.

    Чацкий: Я, кажется, пизды коснулся.

    Софья: Острите все, и до ушей улыбка,

    Лоб выпуклый, большой, а хуй ваш, как улитка

    Иль меньше раза в три.

    Чацкий: Смешон. Пасую.

    Софья: Язвительность, цинизм замена хую?

    Но он не заменим ни пиздежом, ни рожей!

    Чацкий: Не буду спорить я. Хуй у меня ничтожен.

    Но вот Молчалин, например, – мудак с хуем-оглоблей.

    Что толку от хуя?

    Софья: К чему мне ваши вопли?

    Сидите без меня, надменный острослов.

    Идите на луга — пиздите для коров.

    Чацкий (удерживая Софью): Постойте.

    (в сторону) Пожалуй, притворюсь.

    Как ненавижу быть вруном.

    Бесспорно, правы вы — смешон я, как ебун.

    Перед Молчалиным блоха, мне ль с ним тягаться?

    Не счастье ли для пезд ему отдаться?

    Был он дурак, но верно поумнел.

    И ум его, как хуй его велик и смел.

    Он гений в ебле, просто совершенный ебарь.

    Не заслужил ни одного худого слова.

    Все, все в восторге от его хуя и мозга.

    Пусть он молчит, во рту как будто соска…

    ( Смотрит на Софью, грустящую от того, что случилось с Молчалиным. )

    Но… но ведь чувств у этого ублюдка нихуя!

    Не может щегольнуть он кроме хуя перед бабами ничем!

    Пусть он способен выебать коня,

    Но он никто, обычный ноль, когда б ни длинный член!

    Софья (про себя): Влюбился что ль? С таким хуйком и претендент?

    Духовный гранд, а по большому счету просто импотент.

    Молчалина мы, было, хуя не лишились,

    А вы смеялись, всячески над ним глумились.

    А я со страху чуть не умерла.

    О, ваше остроумие осла!

    Вы презираете людей достойней вас.

    Ни мил вам всяк: кастрат и педераст,

    Богатый, бедный, блядь и онанист,

    Влюбленный в Родину герой и похуист.

    Язык бы ваш на метр растянуть,

    Приблизить к жопе, и очко заткнуть!

    Чацкий: Я вам противен за заебывающий многих смех.

    Ей богу, не ищу я сам потех —

    Они кругом, повсюду мудаки.

    Софья: Нормальны все. Вот типа вас плохи!

    А знали бы Молчалина поближе…

    Чацкий: Насрал на пол – он вытрет непременно

    Бумажкой, тряпкой иль охапкой сена.

    А если нечем — языком все слижет.

    А как его узнали вы поближе?

    Софья: Бог свел нас для любви и ебли.

    В тот день пошла я в детскую за кеглей.

    Стоял он в детской, хуй его был сизый.

    Двумя руками он его держал.

    Кончался хуй, наверное, у шеи.

    Пыхтел он — будто близнецов рожал.

    Почувствовала я, что млею.

    Я подбежала. Развернулся он

    И так всадил свой мрачный Аполлон!

    Как краном к потолку поднял мое он тело…

    Он вскоре кончил, и я к стенке отлетела.

    Так начали мы, так и повелось.

    Чацкий: И каждый день вы вместе?

    Софья: Поехало, пошло и понеслось —

    Ебемся стоя, лежа и в присесте.

    Ума хоть нет особого, ну что же?

    Зато каким орлом он выглядит на ложе!

    Как человек он мил и бесконечно скромен.

    Чацкий (про себя): Так вот, любовь моя, вот по кому ты сохнешь.

    А Скалозуб – по-моему, герой.

    Красиво пьет и может выебать коня.

    Имеет дух бесстрашный, боевой.

    Иной раз, что спизднет…

    Софья: Ваш Скалозуб – хуйня.

    Явления 2

    Появляется Лиза

    Лиза (шепотом Софье): Вас Алексей Степаныч в детской ждет.

    Софья (шепотом Лизе): Я так и знала, что придет.

    Скажи, лечу.

    Мне надо отойти.

    Чацкий: Куда, коль не секрет?

    Куда ведут пути,

    Конца которым нет?

    Конечно ж в туалет?

    Как я хотел бы быть водой

    Под вашею пиздой!

    Софья: К себе. Прическу поменять.

    Чацкий: Вам старая мешает ссать?

    Софья: Нет, нет на голове. Ждем вечером гостей.

    Чацкий: Опять припрутся толпища блядей,

    Их ебарей – официальных, тайных.

    А можно, Софья, спальню вашу посещу?

    Там посижу на краешке дивана

    И под воспоминанья подрочу.

    ( Софья, не отвечая, уходит и Лиза тоже. )

    Молчалин Софье мил. Да, в ебле он король.

    Огромный хуй – один к пизде пароль.

    Молчалин – Софьин муж. Ха! Правда, страшно глупый,

    Но перетянет ум пудовая залупа.

    Явление 3

    Входит Молчалин

    Чацкий: Вошел на цыпочках, тихонько, еле-еле.

    И не подумаешь, что хуй при теле.

    Ну как дела, давай-ка расскажи.

    Молчалин: Все хорошо. Жизнь у меня как жизнь.

    Как прежде все.

    Чацкий: А прежде как?

    Молчалин: Работа и пизда – я ж не любитель срак.

    По мере сил сижу, тружусь в архивах.

    Три ордена получено мной было.

    Чацкий: Влюбились в ордена? Что, начало фартить?

    Молчалин: Да, слабость к орденам. Люблю я их носить.

    А как у вас? Я слышал, что хуево.

    Сказали про министра злое слово

    И обозвали круглым идиотом.

    Да так вот и остались без почета.

    Чацкий: Почет – хуйня! Пора спустить министра в унитаз!

    Молчалин: Я слышал, что почтенный человек.

    Когда мы пили пиво, то за ваш пиздеж жалели вас.

    Чацкий: Напрасный труд! Насквозь я вижу всех!

    И вижу лишь одно – вокруг одни придурки —

    И молодые, и постарше…

    (орет) Все, все проститутки!

    Молчалин: А вы читали Фома Фомича?

    При трех министрах все начальник отделенья.

    Чацкий: Его ебальник просит кирпича!

    Он пожелтел от постоянного куренья и перденья.

    Молчалин: Как можно? Он для нас как образец.

    Чацкий: Такой же, как и твой конец!

    К тому ж я глупостей не чтец.

    Молчалин: Ни слова не могу сказать.

    Чацкий: Вы не обязаны молчать.

    Молчалин: Я юн носить свое сужденье.

    Чацкий: Так в чем причина онеменья?

    Что, подступает к горлу кал?

    Молчалин: Да нет – чином и капиталом мал.

    ( Уходит. )

    Чацкий: Как глуп! Глупее не бывает.

    Она смеялась надо мной.

    Влюбиться лишь за хуй большой…

    Меня все это убивает.

  54. БльАС
    БльАС

    Сказка про красную шапочку

    Утром мама будит дочь:
    Что, опять еблась всю ночь?
    Ну, вставай, паскуда, быстро,
    Браги наливай в канистру,
    Возьми пару сухарей,
    Бабке отнеси скорей.
    Курва, ведь с утра звонила,
    Чтоб ее опохмелила.
    Шапку красную надень,
    Да подмой свою пиздень,
    От нее такая вонь,
    Аж подох соседский конь.
    По дороге не сношайся,
    Поскорее возвращайся,
    Дома дел невпроворот.
    Шапка думает: «Хуй в рот,
    По дороге подъебусь,
    Да попозже возвращусь.»
    К зеркалу она подходит,
    Губы мажет, бровь подводит,
    Про пизду свою забыла,
    Так ее и не подмыла.
    Шапку красную надела
    И, как птичка, полетела…
    Что же это за хуйня,
    Мухи вьются вкруг меня?
    От пизды, наверно, пахнет.
    Бабушка нюхнет да ахнет,
    Скажет: «Что же ты, кобыла,
    Столько дней пизду не мыла?!!»
    Дай-ка, думает, пойду
    В речке вымою пизду…
    Вот, подмылась, поссала,
    Сразу рыба вся всплыла.
    Раки тоже отравились,
    С этим светом распростились…
    Благо нету рыбнадзора,
    Ох, не миновать позора,
    Если б вдруг увидел кто,
    И, надев свое пальто,
    Быстро удалилась прочь,
    Убежала, сучья дочь…
    Вдруг навстречу серый волк,
    Этот знает в ебле толк.
    «Здравствуй, Шапка, добрый день,
    Дай помацать за пиздень,
    Вот что я тебе скажу,
    Дай-ка в сраку засажу!»
    «Слушай, ебаный козел,
    Ты бы нахуй не пошел?
    В сраку, что ль, ебать горазд?
    В сраку тебе бабка даст!
    Мне-то надо не туда,
    Больно чешется пизда!!!»
    «Ну, так что же, повертайся,
    Да пониже нагибайся.
    Так заеду, если хошь,
    Голову не повернешь!»
    «Помолчал бы уж пока,
    Ведь не как у ишака,
    У того — вот это да!
    Аж по швам трещит пизда!!
    Да и твой стручок хорош,
    Браги дам, коль проебешь…»
    «Эх, бражчонка хороша,
    Ух, не выдержит душа,
    Ну, плесни еще полкружки…»
    «Может, принести подушку?
    Может ляжешь спать, шакал?
    А ебать кто обещал?»
    «У тебя пизда, красотка,
    Как солдатская пилотка
    Полстапятого размера,
    Все равно, давай, холера.
    Я б за брагу и ежу
    Засадил, для куражу…»
    Посмотреть на поебушки
    Собралися все зверушки.
    Шапка, выслушав советы,
    Все закончила минетом…
    «Ну, Шапчонка, молодец,
    А теперь уж, под венец,
    Бражки лей, не жаль тебе?»
    «А вот хуем по губе!
    С чем я к бабке-то приду,
    Покажу свою пизду?»
    «Ладно, погоди, шалава,
    Ты — налево, я — направо,-
    Так подумал серый волк.
    Нахуя мне этот торг?
    Я таких в гробу видал!»
    Бзднул, и быстро убежал.
    Шапка по лесу идет,
    Песни весело поет.
    И не взять ей, дуре в толк,
    ЧТО задумал серый волк…
    Тот в избушку залетел,
    Бабку с потрохами съел.
    Не жевал, а проглотил,
    Словно нильский крокодил,
    Ведь ее не прожевать,-
    Старая, ебена мать!
    Лишь накинул одеяло,
    Слышит — Шапка завизжала:
    — Эй, хромая хуета,
    Открывай-ка ворота!!!
    — Так трещит моя башка,
    Пережрала я лишка!
    Дерни, Шапка, за веревку,
    Как за хуй соседа Левку!!!
    Дверь открылась, заскрипела,
    Шапка чуть не охуела:
    — Слушай, старая карга,
    Ты черней чем кочерга,
    Нахуя такие уши?
    — Чтоб блатные песни слушать!
    — А ебало-то, ебало…
    — Много я хуев сосала!
    — Отчего такой живот?
    — Забеременела, вот!
    Тут охотники с гулянки,
    С охуительнейшей пьянки,
    Возвращалися домой…
    К бабке забрели гурьбой:
    — Здравствуй, Шапка, где бабуля?
    — Вон лежит, а вам-то хули?
    Хватит вам ее ебать!
    Собралась опять рожать!
    — Да ты, Шапка, посмотри,
    Кто лежит, глаза протри!
    Волк ни жив, ни мертв лежит
    Обосрался и дрожит.
    Тут охотник подбежал,
    Острый вытащил кинжал,
    Волку жопу раздербанил,
    Бабке нос чуть-чуть поранил…
    Все, конечно, ужаснулись,
    — Как ты там не задохнулась?
    — В жопу высунула нос,
    Прямо серому под хвост!
    По концовке все пожрали,
    Шапку хором отъебали,
    Бражки выпили по кружке,
    И покинули старушку…
    А теперь судите сами,
    Можно ли дружить с волками?..

  55. tankist
    tankist

    Явление 4

    Вечер. Двери настежь. Подготовка к приему гостей

    Главный слуга: Петрушка-разъебай и Фомка-мудазвон,

    Не спите, распиздяи!

    Лиза, где ты?

    Скажите барышне, подъехала карета.

    Петрушка, человек ты иль гондон?

    Наталья Дмитриевна с мужем на крыльце —

    Муж чешется, видать чего в конце.

    ( Слуги расходятся. Чацкий остается один. )

    Явление 5

    Чацкий, Наталья Дмитриевна

    Наталья Дмитриевна: Пускай в пизду мою войдет планета,

    Неужто Александр Андреич это?

    Чацкий: Планета и без этого войдет,

    Неужто уж никто не узнает?

    Наталья Дмитриевна: Я думала, вы далеко отсюда.

    Чацкий: Да, верно. Я тут не был дохуя.

    Я долго странствовал и понял — все паскуды.

    И пролегла дороги колея

    Сюда в Москву. А вы похорошели!

    Ебало очень нехуево, тело —

    Грудь, жопа, ноги… не к чему придраться.

    Вы не хотите ль мне отдаться?

    Шучу. То хуй кричит.

    На вас посмотришь – хочется дрочить.

    Наталья Дмитриевна: Я замужем.

    Чацкий: Эх, раньше бы сказали.

    Наталья Дмитриевна: Я помню, как-то вы меня ебали…

    Хуй у вас маленький в отличие от мужа —

    Его елдак здоровый, крепкий, дюжий,

    Ебал кобыл он ночи напролет.

    Чацкий: Вас он нашел и сник – таков исход?

    Наталья Дмитриевна: Мой муж прекрасный человек.

    Читает много, пьет, ебется.

    Он в ебле переплюнет всех.

    Конец пизде, коль муж дорвется.

    Когда-то был мой муж военным,

    И быть ему в чинах степенных,

    Но после случая с кобылой,

    Мировоззренье изменилось…

    Платон Михайлович звать его.

    Как все вы, он слегка того.

    Явление 6

    Те же и Платон Михайлович

    Наталья Дмитриевна: Вот он мой муж – Платон Михайлович.

    Чацкий: Так это ты мой лучший друг!

    Что задержался?

    Платон Михайлович: Зачесалось.

    Причина – узость новых брюк.

    Жена нагнулась возле входа в дом.

    Возникла чудо-жопа пред моим еблом.

    Хуй обернулся великаном.

    Тут он и схвачен был капканом.

    Так защемило хуй штаниной,

    Что до сих пор он не остынет.

    (Жене) Все вы, любимая шалунья,

    Любезная моя ебунья.

    Чацкий: Ну как ты? Как ты в целом поживаешь?

    Платон Михайлович: Поебывал я раньше кобылят.

    Теперь разбогател – пиздой жены богат.

    А ты по-прежнему хуйней страдаешь?

    Чацкий: Как прежде, только вновь.

    Платон Михайлович: Так и не встретил ты свою пизду, любовь?

    Понятно — с хуем у тебя проблемы.

    Ебать – не выводить пустые леммы, теоремы.

    А вот меня здоровье подкачало.

    Хожу все по врачам. Как это заебало!

    Чацкий: Я помню, что ты раньше был, как бык.

    И хуй колол, как новый острый штык.

    Платон Михайлович: Да и сейчас мой хуй штыку подобен.

    Но трахаться, как я, тебе и не присниться.

    Перед моей женой любая кобылица —

    Ничто. Не знал я до нее, что так ебать способен.

    Вот жизнь моя смотри:

    Повсюду благодать,

    Планируешь поддать,

    Ну а жена: «Пошли».

    Взгляну в окно с тоскою безысходной,

    Ложусь с женой в кровать

    И стоит лишь начать

    Ее пизду ебать —

    Все, ебля без конца,

    Не чую уж конца,

    А ей на то насрать…

    Болят и хуй, и яйца

    Из-за пизды-убийцы…

    Что делать с этою змеею подколодной?

    Чацкий: И, верно, в ночи те тоска по онанизму?

    Платон Михайлович: Да, иногда — из-за пизды-садистки.

    Чацкий: А вспомни наши годы молодые,

    Когда в полку мы беспробудно пили.

    Все было у тебя: задор и сила.

    Платон Михайлович: Да, брат, тогда пиздатьешее время было!

    Явление 7

    Показывается князь, княгиня Тугоуховские и две их дочери – княжны Зизи и Мими.

    Наталья Дмитриевна: Князь Петр Ильич, княгиня,

    Княжна Зизи — фуфло, Мими – разиня.

    Княжна Зизи (смотря на Наталью Дмитриевну): Какой фасон пиздатый!

    Княжна Мими: Охуенно!

    Княжна Зизи: Как невъебенно, невъебенно!

    Наталья Дмитриевна: Но если б видели мои вы панталоны —

    Упали бы без чувств, клянусь концом Платона.

    Княжна Зизи: Ах, покажите!

    Княжна Мими: Покажите же быстрее!

    ( Наталья Дмитриевна задирает юбку и показывает кружевные панталоны. )

    Княжна Зизи: Потрогать дайте!

    Княжна Мими: А нельзя ль примерить?

    Княгиня-мать: Ну, хватит! Точно бляди иль шалавы!

    (смотрит на Чацкого) А это что за сударь здесь сидит

    С таким прекислым и смешным ебалом?

    Похоже, он смущен тем, что пердит.

    Месье, намедни вы объелися горохом?

    Княжна Зизи: Признайтесь, что гороха было много.

    Наталья Дмитриевна: Так это Чацкий Александр Андреич.

    Княгиня-мать: Он холост?

    Наталья Дмитриевна: Да.

    Княгиня-мать: И что же он имеет?

    (князю): Живее, сударь, напрягайте уши.

    Князь Тугоуховский (к уху прикладывает трубку): Чаго? Чаго? Не слышу нихуя.

    Княгиня-мать: Так он богат?

    Наталья Дмитриевна: Нет, но великодушен.

    Княгиня-мать: Тогда хуй с ним.

    (князю) Назад давай, глухня.

    Явление 8

    Появляются Хлестова и Софья

    Хлестова: Легко ли в шестьдесят пять лет

    Катить к вам через всю столицу?

    Собаки делала миньет,

    Так закололо в пояснице!

    Как боль немного отпустила тело,

    Другому сделать я хотела.

    Удрал щенок, лишь рот раскрыла.

    Его поймала, до смерти избила.

    Что, Софьюшка, как у тебя дела?

    Молчалин все такой же ебарь знатный?

    Ты он него еще не родила?

    Софья: Нет, что вы!

    Не только он ебун, как вы сказали, знатный. Он человек занятный!

    Хлестова: На днях два кобеля скончались —

    Мы групповухой занимались.

    Я заебала их в конец.

    В один денек двоим пиздец.

    Софья (с сарказмом): А тут ебун есть огневой.

    Велик умом, хуем, душой!

    (показывает пальцем на Чацкого)

    Хлестова: А, Чацкий что ль с его хуйком?

    (наводит лорнет на Чацкого)

    Да лучше с мелким кобельком,

    Чем с ним – в минуту заебу.

    Чацкий (раздраженно): Видал я вас самих в гробу!

    ( Хлестова уходит. )

    Явление 9

    Гости потихоньку расходятся в течение разговора Чацкого с Софьей

    Чацкий: Все, удалились. Можно и поговорить.

    Софья: Мне с вами не о чем пиздить.

    Чацкий: Что вновь не так? Я вновь некстати?

    Я тягощу тебя, мой свет?

    Софья: Послать бы вас к ебеной мати!

    Чацкий: А после сделать бы миньет.

    Как я хочу ваш язычок…

    Софья: Попридержите свой хуек!

    Смешно, его ведь не видать.

    Чацкий: Нет, о другом хочу сказать.

    Все ваши гости: мамы, папы, дочки…

    Быть может, каждый и хорош поодиночке,

    Но коли вместе все — такие остолопы!

    Хотя насрать! Я пленник вашей жопы!

    ( Уходит. )

  56. tankist
    tankist

    Явление 10

    Появляется Хлестова

    Софья: Как заебал! Что за зануда!

    Паскуды все… Он первая паскуда!

    Чего он ждет? Пизды моей он жаждет.

    С таким хуйком ее он лишь измажет.

    Хлестова: О чем вы?

    Софья: Я о Чацком-хуе.

    Хлестова: Все королем… своим хуйком блатует.

    Хвалиться членом двухсантиметровым…

    Да, хуй его весьма, весьма хуевый.

    Софья (очень злобно, неся что попало): Да нет, он не в себе. Он просто сумасшедший.

    И говорит, что хуй его, как на дрожжах растет.

    И скоро он Молчалинский затмит, заткнет,

    И что хуем своим себя увековечит.

    Хлестова: С ума сошел от хуя. Интересно.

    И что, он лечится иль неизвестно?

    И хуй растит… – потешный ебанашка.

    Софья: Он, право, не в себе, и это страшно.

    ( Уходит. )

    Явление 11

    Появляются все

    Хлестова: С ума сошел!

    Княгиня-мать: Кто? Кто же? Ну, скажите?

    Княжна Мими: Шепните!

    Княжна Зизи: Намекните!

    Хлестова: Да Чацкий ебанутым оказался.

    Платон Михайлович: Чего-то ты, приятель мой, заврался.

    Наталья Дмитриевна: Неебнутых сегодня не осталось.

    Фамусов (Наталье Дмитриевне): А я б хотел вам кинуть пару палок.

    Нет, я шучу. А, Чацкий, ясный перец,

    Давно свихнулся. Первым я открыл.

    Послушайте, что за хуйню он мелет.

    Коль не был бы в летах – давно б его скрутил!

    Хлестова: В его года с ума сойти не свинство ль?

    Чай пил не по летам или ебался вкось.

    Фамусов: Способен он кого ебать своим хуем блошиным?

    Тут, в общем-то, не надо громких слов.

    Всегда хотел он хуй иметь здоровый.

    И, кажется, он пробовал растить его, мудила непутевый.

    Но хуй не рос – природу хуй обманешь,

    Но ебанутым точно станешь.

    Хуек он есть хуек, ну хоть чужой воруй ты —

    И не видать его, лишь, если льется струйка.

    Явление 12

    Появляется Чацкий

    Все: Ш-ш!

    (Пялятся на него и шарахаются)

    Хлестова: А вдруг захочет он кого ебать?

    Фамусов: Уж к вам, бесспорно, он не будет приставать.

    Любого психа без труда вы заебете.

    (опасливо Чацкому) Ну что, любезный друг, как вы живете?

    Вам надоело здесь? Домой хотите?

    Вы, прямо, как обоссанный стоите.

    Чацкий: Да, нездоров. Хотел я, вроде, говорить,

    Но передумал.

    Уже не хочется пиздить.

    Лишь только квакать, просто квакать: ква-ква-ква…

    Хуйня, скажу тебе, твоя Москва!

    Хлестова: Вишь и Москва ему тут в чем-то виновата.

    Чацкий: Жизнь — заебись, жить – заебато.

    Сюда спешил я, по пизде тоскуя,

    С хуйком своим, да и остался с хуем.

    Я душу, сердце ей хотел отдать —

    Она ж другому пожелала дать.

    Эй вы, придурки, лохи, пиздуны,

    Идете в бой за пезды, за чины.

    Кому же это все равно –

    Того зароете в говно;

    Вы в клоуна его произведете

    И оборжете, обосрете.

    Эх, мал мой хуй, не то б

    Всех нахуй б перееб!

    ( Все усиленно танцуют вальс или идут играть в карты. )

    — конец действия 3 —

    Действие 4

    В центре крыльцо дома Фамусова и место, где находятся лакеи. С левой стороны комната Молчалина. Темно. Слабое освещение.

    Явление 1

    Фамусов, князь и княгиня Тугоуховские, их дочери и лакеи

    Главный лакей: Быстрей, Фома, давай карету.

    Княжна Мими: Ну, Фамусов, ни бал, а поебень.

    Поэтому оставлю без миньета —

    Тебе мне отсосать не лень,

    Но если не накажешь, так все время будет так.

    Фамусов: Так подрочу.

    Княгиня-мать: Пока.

    Фамусов: Пока, княгиня-мать.

    Князь Тугоуховский: Что? Что?

    Фамусов: Пока, пока, глухой мудак.

    Княжна Зизи: Да, Фамусов, сегодня ты свинья.

    Как, впрочем, иногда и я.

    Пусть на балу полно народу,

    Но лишь безумцы и уроды.

    ( Уезжают. )

    Явление 2

    Платон Михайлович, Наталья Дмитриевна

    Лакей: Карета Горича.

    Наталья Дмитриевна (целует мужа в лоб): Тебе ведь хорошо?

    Платон Михайлович: Да все отлично, просто охуенно!

    Наталья Дмитриевна: Скажи, чего ты ждешь еще?

    Ей богу, ты сегодня, как полено.

    Не танцевал…

    Дрочил, что ль, где-то, гадкий?

    Платон Михайлович: Я не люблю балы, в деревню б, к кобылятам.

    О, где же вы мои родные кобылята?

    Наталья Дмитриевна: Да, ладно, мой красавец, (щипает за хуй) мой мохнатый!

    ( Целует в лоб и уходит с лакеем. )

    Платон Михайлович: Как заебала! Удушить бы тварь!

    Из-за тебя, змея,

    Уже давным-давно

    Моя la vie – говно,

    Полнейшее говно

    Уже давным-давно.

    Ну а душа моя –

    Обоссанный, обспусканный алтарь.

    Какой заеб все время видеть падлу эту!

    Лакей: Вам барыня велела передать, что подана карета.

    ( Платон Михайлович и Наталья Дмитриевна уезжают. )

    Явление 3

    Чацкий и лакей

    Чацкий (лакею): Ну что, как хуй стоишь

    В предчувствии миньета?

    Ты зря, что ль, здешь торчишь?

    Как там насчет кареты?

    Ты точно, как хуй встал.

    ( Лакей уходит. )

    Да, Софью без меня кто только не ебал!

    Опять дрочить, а после горевать,

    Что Софья не желает мне давать!

    Надежды — только мерзкая отрава.

    Им не воскреснуть никогда!

    Набью, конечно, я Молчалину ебало,

    Но будет ли моей ее пизда

    Тогда?

    ( Приходит лакей. )

    Лакей: Кареты нет. Попозже только будет.

    Чацкий: Что ж хорошо. Побуду до утра.

    Пускай иль бог, иль черт меня осудит.

    Как хуй стоит! О, Софья, о, проклятая, сводящая с ума твоя дыра!

    ( Прячется за колонной во дворе. )

    Явление 4

    Идет Лиза со свечой

    Лиза: Опять идти к самцу и звать сношаться.

    Эх, госпожа, в кого вы превратились?!

    С ума сводящей, у себя тебя крадящей страстью

    Из-за пизды-обжоры поглотились.

    (стучится к Молчалину)

    Послушайте, проснитесь, все проспите!

    Какой-то шум. Постойте, не дрочите!

    Велела барышня вам запретить дрочить.

    «Хочу, чтоб он моей пизды смог жажду утолить».

    Явление 5

    Чацкий за колонной, Молчалин, Софья крадется сверху. Молчалин открывает дверь.

    Лиза: Эй, не дрочите, сударь. Это лишне.

    Молчалин: Кого я вижу! Ты ли это, Лиза?

    Лиза: От барышни-с.

    Молчалин: О, как тебя я ждал!

    Дай бог мне памяти – тебя я не ебал.

    Ты, Лиза, слаще, чем Лолита.

    Тебя б я трахнул с аппетитом!

    Так ты пришла от госпожи.

    Но хуй-то любишь ведь, скажи?

    Лиза: Послушайте, вы охуели!

    Вы говорите не по делу.

    Вам не меня хуем похабить,

    А приглашать меня на свадьбу!

    Молчалин: С кем свадьба? С Софьей?

    До смерти, сука, может заебать.

    Я не хочу так рано умирать.

    Тем более я Софье вовсе нечета.

    В кальсонах клад – в кармане нищета.

    Нет, не пойду –

    Коль батюшка ее за еблей нас зажопит,

    Он выебет ни Софью, а меня.

    Не только выебет, а до смерти задрочит.

    Слыхал, хуй у него, как у коня.

    Да и вобще мой хуй по ней не плачет.

    Лишь по тебе печали слезы льет.

    Хоть день и ночь на Софью он батрачит

    И с грустью ждет,

    Когда конец придет.

    Софья (слушает разговор и говорит в сторону): Как мерзко!

    Чацкий (за колонной): Сука!

    Лиза: Вам не стыдно?

    Молчалин: Ты что? Я парень безобидный.

    Живу я так, как завещал отец –

    Все для карьеры: яйца и конец,

    Живот и руки, ноги с головой

    И с мозгом, даже если он пустой,

    Ничтожную протекцию любую…

    Карьерой жить, и ей отдать себя

    И бредить ей, как ты могучим хуем.

    И выебать судьбу как… вот сейчас тебя.

    Лиза: То, что вы говорите, конечно же, достойно уважения,

    Но столько в этом глупости, хуйни.

    Молчалин: Красавица, в моих штанах смятенье!

    Не стой, иди сюда, к хую прильни!

    ( Вынимает хуй, пытается затянуть Лизу в свою комнату. )

    Софья (выходит из-за колонны в слезах, Молчалин сразу прячет хуй): Ах ты кобель, не тронь мою служанку!

    Молчалин, ты такая падаль, тварь!

    Ты хочешь быть с какою-то засранкой!

    Ты посмотри на эту Лизку-рвань!

    Молчалин: Вы слышали? Шутил я про конец.

    Софья: Я охуела днем. Я думала – пиздец.

    Изранен хуй, я плакала, боялась…

    И Чацкий был…

    Чацкий (выскакивает из-за колонны): Он и сейчас тут оказался,

    Чтоб наблюдать, как только что насрали

    И мне, и вам – моей души неволя.

    Быть может я хуев, но вы вдвойне хуевей!

    ( Молчалин незаметно удаляется. )

    Явление 6

    Чацкий: Что, съели, Софьюшка, конфетку?

    Уж лучше в жопу табуретку,

    Чем от Молчалина тащиться.

    Эх вы, несчастная блядица!

    Что, доигрались с правдой в прятки?

    И горький привкус есть у ебли сладкой!

    Стояли, прятались, не верили словам.

    Теперь открылось то, что предрекал –

    Гигантский хуй принадлежит не вам.

    Молчалин ваш на вашу прелесть срал!

    Софья (в слезах): Как я обманута! Какой же он подлец!

    Да разве не подсядешь на Молчалина конец?!

    Лиза: Ой, слышу стук. Несутся все сюда.

    Весь дом дрожит. День Страшного Суда.

    Явление 7

    Появляется Фамусов, толпа слуг со свечами

    Фамусов: Сюда! За мной! Крадут! Ебут!

    Сейчас все спиздят, увезут!

    (смотрит на Чацкого)

    Ба! Да никак безумец, человек-хуинка.

    Ни жив, ни мертв – белее, чем простынка.

    Дочь, Софья Павловна, блядица,

    Опять одной в ночи не спится?

    Ты что не помнишь, я про свечку намекал?

    Я, может, на свой вкус тебе бы подыскал.

    Скажи мне и… поверь – не пожалеешь —

    От свечки, как от хуя охуеешь.

    (показывает на Чацкого) Но разве это хуй? Как пчелки жало.

    Бессмысленно и близко подпускать.

    Сама же над хуинкой уссывалась.

    И на тебе – ему решила дать.

    Ведь ты его безумным окрестила.

    Чацкий (Софье): Так значит, вы слух этот про меня пустили?

    Фамусов: Брат, может, ты слегка и ебнут,

    Желанием ебсти опасен ты себе.

    С таким хуечком ебля пахнет гробом.

    Ты встретишь смерть не в ссылке, а в пизде.

    Ну что ты от меня или от Софьи хочешь?

    Иди домой, и там, в тиши подрочешь.

    А вот тебя, дочурка, я из дома увезу,

    Через денек другой

    В деревню, под Москвой.

    Найду тебе уютную избу в лесу,

    Чтоб думала ты не пиздой, а головой.

    Чацкий (в смятении): Я плохо счас соображаю,

    Пиздеж, а пусто все вокруг!

    Без ебли люди умирают!

    Ты не со мной уже, мой друг!

    Ведь я хотел быть вас достоин —

    Года прошли, мой хуй подрос.

    Вы были б им, как я, довольны.

    Мой новый хуй нас в рай б унес!

    Но вы и верить в это не хотите.

    Не нужен хуй – так душу же возьмите!

    Вам не нужна душа – вам нужен хуй, подобный толстому удаву,

    Плюющей спермой, как вулкан плюется иль, скорей, изрыгивает лаву.

    Как пьяница блюет, испив коньяк хуевый

    Или еще какуй-нибудь отраву.

    Вы в ссоре счас – но это ли надолго?

    Хуй так и тянет – он такой большой!

    Могучим грозным бычьим хуем грезит наша телка.

    Мне не противно – мне смешно!

    Куда меня закинула судьба?

    Кругом животные, тупицы, пустословы.

    Я вам, скотам, конечно не судья,

    Но вы, как хуй, как жизнь моя хуевы!

    От своего хуйка мне никуда не деться, не отречься.

    Возможно, виден он лишь только через микроскоп,

    Но как по-блядски был я вами встречен!

    Вы просто пулю мне всадили в лоб!

    Прощайте же, Хуи!

    Целую, Пезды!

    Пора уебывать, пока не поздно.

    Пусть мой хуек для вас всех анекдот —

    Мне наплевать! Ха-Ха! Ебал я вас всех в рот!

    Вновь мы с хуйком идем бродить по свету.

    (лакею) Ну что, как хуй стоишь в предчувствии миньета?

    (орет лакею в ухо) Карету мне, карету!

    ( Карета подается и Чацкий уезжает. )

    Явление 8

    Появляются все

    Фамусов: Ай, да мудак! Как, право, заебал!

    Хуйню нес, нес и под конец уеб.

    Что делать, раз умом и хуем мал?

    Надеюсь, он с концами съеб.

    (Софье) А ты меня решила уморить.

    Ебись, еби, но лучше взять свечу…

    Как пользоваться ей – не мне тебя учить.

    Все, заебался я! Пойду-ка подрочу.

    — конец действия 4 —

    — конец пьесы —

    (написано в течение 1989 – 2012 гг.)

  57. tankist
    tankist

    зачитались, бля?

  58. Black_Soul
    Black_Soul

    нуичо… аццкий бойан. чоуж…
    токмо ленивый нечитал….

  59. Black_Soul
    Black_Soul

    такое бы.. да на туалетной бумаге…
    да аптыря завернуть…
    ——
    для тех кто Танке: зачитались бля! задролилесь скролом.
    ——
    гыг))))))))))))) во Вулу темок для рифмостиха))))))))))))))

  60. Black_Soul
    Black_Soul

    бумагу дали и говно
    перо забыли…

  61. OYAIBU
    OYAIBU

    Ниасилел даж па диагонале. Лениво четать эту вульгарную пошлость.

  62. Admir@l
    Admir@l

    Ого…умеют же

  63. AlLen
    AlLen

    пошло быть скатиною, пошло быть в стойлЕ, пошла на запрафке сдавать по культуре ЕГЭ

  64. Chups
    Chups

    што тут случилас, пачиму нихто ниматюгаиццо?

  65. Chups
    Chups

    кде слово *** бальшыми букваме?

  66. Chups
    Chups

    кде миталлл фканцэ канцоф??!!

  67. Kuku
    Kuku

    Вы решили всю мировую класеку в коментах запостить?

  68. Chups
    Chups

    Ояибу внес смуту и расброд фстойло

  69. Друня
    Друня

    Белеет парус одинокой
    В тумане моря голубом!..
    Что ищет он в стране далекой?
    Что кинул он в краю родном?..

    5 Играют волны — ветер свищет,
    И мачта гнется и скрыпит…
    Увы! он счастия не ищет,
    И не от счастия бежит!

    Под ним струя светлей лазури,
    10 Над ним луч солнца золотой…
    А он, мятежный, просит бури,
    Как будто в бурях есть покой!

  70. Диментий Александрович Увкактов-Нутычоблин
    Диментий Александрович Увкактов-Нутычоблин

    Вы чо, риальна думаете, што кто-то будет это читать???
    БУГАГА!!!!

  71. Chups
    Chups

    йа преличных слоф низнаю паэтаму скажу проста и задорна ***

  72. Admir@l
    Admir@l

    Чё матюкаитесь?
    Ну-ну…

  73. Chups
    Chups

    прачетал стишог Друни нескалька раз, пандравелос, пишы исчо!!!!

  74. OYAIBU
    OYAIBU

  75. OYAIBU
    OYAIBU

    Блин, чо, многабукафф штоле? От жэж… Вордпрес ниасилел даж пары песней о Руслане и Людмиле
    БУГАГА))))))))))))

  76. Вулитин
    Вулитин

    Чупс прав!,Друня пешы исчо!!!!!!!

 
Права животных соблюдены © 2005-2020 Babruisk.com - В Бобруйск, животное! Архив постов